Kiev1.org Карта сайта Файлы Фотографии Киева
  
Реклама:






Разделы
 
 Sysadmin
 Антиглобалисты
 Ереси и секты
 Катастрофы
 Компьютерные новости
 Непроверенное
 О проекте
 О фотогалерее
 Политика и власть
 Православие
 Предприятия Украины
 Протесты Людей против нового мирового концлагеря
 Разное
 Россия
 Старец Паисий 1924-1994
 Стояние за Истину
 Суды в Украине
 Тайна беззакония
 экуменизм


Внимание! Читая пророчества на этом сайте помните что достоверность трудно проверить и все может во времени изменяться - самое главное думать своей головой и не верить легкомысленно всему что говорят, особенно советское телевидение
"О дне же том, или часе, никто не знает, ни Ангелы небесные, ни Сын, но только Отец (Мк. 13, 32)"

Правда о гонениях на Эсфигмен?



С каких это пор братство, проживающее в монастыре, игумен, преемственно выбиранный из числа братии, вдруг стали захватчиками монастыря? Только потому, что Киноту не нравится их позиция? Откуда вообще такие странные слова, которые свойственно употреблять не монахам, а адвокатам или прокурорам: «Конечно, как физические лица, занимающие Есфигмен, зилоты не являются монастырём – в смысле юридического лица».

Недавно в церковных магазинах появилась брошюра «Правда о «гонениях» на зилотов, занимающих Монастырь Эсфигмен на святой Афонской Горе». По титульному листу можно понять, что это документ, принятый Священным Кинотом Святой Горы. Этот документ примечателен в первую очередь необычайно высоким содержанием лжи, нелепостей и фантазий на единицу площади печатной продукции.

Странности начинаются уже в кратком предисловии издателей. «К сожалению, конечный результат таких публикаций (прим. Сочувствующих зилотам) – соблазн в душах верных, но зачастую неискушенных чад Русской Православной Церкви и подталкивание к гибельной пропасти раскола».

То, что пугало раскола давно уже стало главным оружием папистов и отступников, затаившихся в ограде православной церкви, против обличителей и разных там поборников истины, известно уже давно. Алгоритм определения раскольников по принципу недовольства беззакониями – тоже не новость. Но связать противодействие афонских зилотов попыткам Константинопольского патриарха захватить их монастырь и «гибельную пропасть раскола» в России – это прорыв в области подобных измышлений и фантазий. «Цыц, не говорить правду», – она может стать причиной раскола – читается между строк. Авторы этого опуса явно принадлежат к тому новому ложному богословскому направлению, которое считает раскол самым страшным грехом в Церкви. Ересь в их глазах нечто менее важное, так как еретическое сообщество является для них чем-то внешним, вроде другой организации, живущей по своим законам. Раскольник же в их понимании несмиренный человек, который нарушает своим неподчинением власти внутренний мир в их организации. Любое  несогласие с явными нарушениями в церкви уже считается расколом, потому что для подобных членов церкви главное не Истина, а благоденствие церковной организации. Запомним также упоминание здесь неискушённых чад Русской Православной Церкви – мы вспомним о нём позже.

Сейчас же хочется спросить издателей этого документа: считают ли они непоминовение первосвятителя автокефальной церкви расколом, или нет? Большинство людей, придерживающихся подобных взглядов, ответит утвердительно. Ведь многие просто возражения, даже не епископу, а какому-нибудь представителю священноначалия из епархиального управления считают расколом. Так вот сами представители Кинота считают себя либо раскольниками, либо потенциальными раскольниками. Это можно заключить из следующих слов: «Выше мы упоминали о том, что и другие главенствующие монастыри Святой Афонской Горы в знак протеста на время прекращали поминовение Вселенского патриарха и оставляют за собой это право в будущем».

Таким образом, афонские монахи не могут явно стать на позицию неопапизма, исповедуемого Константинопольским патриархом и некоторыми другими иерархами. Эта позиция слишком явно противоречит святым отцам, которые часто прекращали поминовение иерархов, исповедовавших ересь или впадавших в тяжкие грехи, не отделясь при этом от Церкви. Подобных примеров достаточно много: тут и преп. Феодор Студит, и святитель Григорий Палама.

В чём же разница между зилотами, и теми, кто прекращает поминовение патриарха, а потом по неизвестным причинам его возобновляет? В том, что одни продолжают вполне закономерно не поминать Вселенского патриарха, а другие снова стали возносить его имя и яростно набросились на первых. Следует спросить: разве позиция Вселенского патриарха хоть на йоту изменилась по сравнению с моментом общего отпадения в раскол? Да и вообще менялась ли она в период правления трёх последних патриархов? Никто из православных людей не заметил никакого положительного сдвига за этот период. Более того, последний Константинопольский патриарх попытался претендовать на роль православного папы, вторгаясь на канонические территории других православных автокефальных церквей, используя основанием для этого превратное толкование…

Было ли основание возобновить поминовение Константинопольского патриарха для афонских монахов? Разумеется, никакого основания для этого не было[1]. Не следует судить тех, кто отступил от первоначальной позиции, но нетрудно предположить, что чаще всего тут играло роль либо давление, либо обещание каких-то земных благ. Хотя не надо исключать и каких-то других, неизвестных причин.

Но как же быть тем, которые не изменили своей позиции? Через достаточно короткое время стало ясно, что нет никакой надежды на то, что Константинопольский патриарх и иже с ним одумаются и покаются. Разумеется, не было надежды и на какое-либо соборное разбирательство этой тяжбы. Ясно, что время идёт и нужны новые иереи и диаконы, да и вообще нельзя долгое время пребывать фактически вне церковной организации. Что должны были предпринять отделившиеся? Пришлось обратиться к отсоединившимся от патриархии ещё ранее, в самом начале её еретического пути, старостильникам. Я не хочу идеализировать историю старостильной церкви и, тем более, её нынешнее духовное состояние. Но, очевидно, из двух зол выбирают меньшее – и зилоты Есфигмена примкнули к одному из старостильных синодов. Удивительно, как это удалось некоторым чрезмерно ретивым послушникам «перевести стрелки» и из обвинителей сделать зилотов обвиняемыми. Впрочем, это при ближайшем рассмотрении и неудивительно. Ведь уже более тридцати лет идёт планомерная замена святогорцев пришлыми монахами из числа «смиренных» послушников. С 1968 по 1986 год двенадцать (из двадцати) монастырей получили новую братию. В 1992 году был очищен от русских скит Ильи Пророка, принадлежавший РПЦз. В 1968 году первую жертву чистки – монастырь Ставроникита – разгоняли под предлогом безнравственности. Русский скит разгоняли, потому что там не поминали патриарха Варфоломея. Тогдашний антипрос русского Пантелеймонова монастыря подробно описал захват русского скита и опубликовал данные о программе зачистки болгарского, сербского и русского монастырей[2]. Программа эта, к счастью, не была реализована. События девяносто второго года чётко высвечивают лживость рассматриваемого нами документа. На вопрос: «Решения Священного Кинота и Вселенской патриархии мотивируются тем, что занимающие Эсфигмен лица не поминают Вселенского Патриарха?» был дан ответ: «Это широко распространяемая ложь. В синодальном патриаршем решении этот мотив даже не упомянут. Все решения говорят об отпадении одного из главенствующих святогорских монастырей от церковного и административного общения со Святой Горой и с церковью и о стараниях увлечь к этому всех остальных». Извините, а почему тогда был захвачен Ильинский скит? Ведь его насельников именно и обвиняли в том, что они не поминают Вселенского патриарха. Ведь они состояли в общении с РПЦЗ, той самой, о воссоединении с которой с Русской Православной Церкви Московского Патриархата так много говорят и пишут сегодня. Да и сами святогорцы в лице представителей Кинота неоднократно принимали епископов Зарубежной церкви! Значит, обвинение против них именно и состояло в том, что ильинцы не поминали Константинопольского патриарха! Предположение, что они были выгнаны из скита ввиду своей национальной принадлежности, выставит Кинот и патриарха в ещё более невыгодном свете. Что же получается? Святогорские перестройщики просто ищут предлоги для удаления с Афона неугодных и захвата их обителей. Прискорбно, но приходится напомнить, что и в случае с Ильинским скитом  афонский Кинот сыграл самую неблаговидную роль. Следует спросить, а почему было совсем недавно, года два назад, отказано в разрешении на проживание на Святой Горе русскому иеросхимонаху Рафаилу (Берестову)? Он не был зилотом, не принадлежал он и к РПЦЗ. Остаётся сделать вывод: Константинопольский патриарх вместе с подручными из Кинота, которые, правда, пытаются отрицать свою приверженность первосвятителю фактически несуществующего патриархата, водворяет на Афоне новый порядок. Согласно этому порядку  основной обязанностью святогорцев будет приветствовать любые решения как его, так и мирового сообщества, с которым так тесно связан экуменический патриарх. О том, каково будет это монашество, можно легко понять, побывав сегодня на Афоне. Многие русские люди уверены в своей наивности, что на Афоне нет ни автомобильных дорог, ни электричества. Придётся их разочаровать: есть не только хорошие дороги, до которых ещё далеко многим отечественным, но по этим дорогам уже курсируют микроавтобусы, и вы за некоторую плату со своими спутниками сможете совершить познавательную поездку почти по всему Афону за пару дней. Да что там микроавтобусы: личности повесомей совершают на Афон полёты на вертолётах, не опасаясь гнева Божия и возможного падения. На Афоне уже несколько вертолётных площадок для лентяев, которые не желают ехать на автомобиле или плыть морем. Многие монастыри в короткий срок обзавелись не только электричеством, но и современной техникой – это  дар Афону от европейской цивилизации. В погоню за её благами ныне устремились некоторые афонские монастыри. Ясно, что это не может не сказаться на духовной жизни святогорцев, и вот мы видим печальные последствия: Священный Кинот не останавливается перед тем, чтобы говорить нелепости.

С каких это пор братство, проживающее в монастыре, игумен, преемственно выбиранный из числа братии, вдруг стали захватчиками монастыря? Только потому, что Киноту не нравится их позиция? Откуда вообще такие странные слова, которые свойственно употреблять не монахам, а адвокатам или прокурорам: «Конечно, как физические лица, занимающие Есфигмен, зилоты не являются монастырём – в смысле юридического лица».

Вообще этот документ переполнен юридическими доводами. И такое впечатление, что «руководящее звено» святогорцев уже не считает Святую Гору Вертоградом Божией Матери, в котором Она является игуменьей, а некоторой религиозной республикой, подчиняющейся мирским законам и постановлениям. В этой брошюре не встретишь ни слова о благодати, о жизни по воле Божией, зато много ссылок на государственный закон, на Уставную Хартию Святой Горы. Видимо, авторы считают русский народ всё ещё варварами, которые по своему невежеству не могут хоть немного углубиться в историю Святой Горы. Дело в том, что все эти документы, на которые  ссылается Кинот, изображая их какими-то непогрешимыми законами, были составлены сразу после незаконной оккупации Святой Горы греческими войсками в 1912 году. Этот захват был узаконен как неизбежная реальность и после этого в 1926 году был утверждён новый статус Афона. Как Зарубежная церковь так и Московская патриархия протестовали против разных новшеств. Например, против вмешательства в дела Афона государственных чиновников, наделения губернатора функциями контроля за духовной жизнью. И вдруг все эти законы последнего времени оказываются некой святыней, не подлежащей никакому изменению.

«Таким образом, после всестороннего изучения проблемы и составления подробнейшего заключения видными греческими законоведами была составлена объёмнейшая консультационная справка, с серьёзностью и основанием ответственности были приняты соответствующие решения Внеочередного Двойного Заседания Священного Кинота, и впоследствии начались соответствующие юридические процедуры для принятия решений, предусмотренных Греческой Конституцией и Уставной Хартией Святой Горы с тем, чтобы были получены юридические результаты, позволяющие остановить все незаконные притязания лиц, занимающих Эсфигмен, по отношению ко Святой Горе».

Вообще, вопрос соотношения между законом и благодатью, вопреки апостолу Павлу, у «руководящего звена» Афонской горы явно решается в смысле предпочтения закона. Разумеется, к закону, как и их древние предшественники, современники и противники Христа, они прибегают в нужных случаях, извлекая подходящие статьи и толкуя их в свою пользу. В чём же страшные преступления эсфигменцев, которые сделали из монашеского братства какую-то преступную шайку, незаконно занимающую обитель? Оказывается, любой из 20-ти главенствующих монастырей по неким законам человеческим «представляет собой юридическое лицо Государственного Права, обладающее административной государственной властью… Одновременно, на каждый из двадцати главенствующих святогорских монастырей возлагается соответствующая духовная и административная ответственность». По измышлениям составителей данной записки, раз монастырь не выполнял эти обязанности, значит, он уже не монастырь! «То есть, по сути дела, Есфигменская обитель, не неся ответственности и не выполняя духовных и административных функций одного из главенствующих святогорских монастырей, перешла в разряд Келии. Как юридическое лицо монастырь не функционирует и прекратил своё существование. Братства Монастыря  Эсфигмен больше не существует». Монашеская община – это свободное соединение монашествующих, и ни в каких статусах она не нуждается. Это как ко святому Пахомию в киновию пришли бы какие-то чиновники и стали требовать от него каких-либо документов или разрешений. Другое дело, государство, на территории которой находится киновия может требовать от неё отчёта в каких-либо вопросах в соответствии со своими законами. Эти государственные законы могут противоречить церковным, но никакое государство не в силах произвести из монашеской обители незаконное сборище. Фактически Кинот может обвинить монашеское братство Есфигмена в захвате собственности, но не может сделать из киновии какое-то немонашеское общество. Но вопросы захвата собственности решает именно государство. Вот пусть оно и решает. Тогда вопрос с юридическим подходом будет решён явно не в пользу Кинота, поэтому надо подмешивать какие-то лжедуховные толкования и произносить какие-то страшные заклинания, чтобы придать этим действиям внешне законный и справедливый характер. Дело в том, что, как уже не раз приходилось писать, царство 20-ти монастырей берёт своё начало в 17 веке и не имеет под собой серьёзных духовных оснований. До этого Святая Гора управлялась выборным протом совместно с собранием всех обителей, числом гораздо больше 20-ти. Изгнание прота и раздел земли между двадцатью монастырями вероятнее всего является следствием торжества идиоритмического устава. Идиоритм больше всего заботится об извлечении доходов, которые делятся между насельниками. А аренда земли, получаемая с келиотов, – весьма хорошая статья дохода, что, правда, совершенно противоречит самому смыслу монашества. В начале 20 века, в основном благодаря усилиям русских келиотов, этот порядок едва не был пересмотрен. Причём предлагались проекты более справедливого устройства. Автор ни в коей мере не рекомендует без всякого разумения  сегодня бросаться разрушать существующее устройство, но не следует производить из временных правил чего-то незыблемого, подобного Священному Писанию и канонам.

Надо отметить, что, подходя к и Афонскому устройству законически, можно подвергнуть сомнению и правомочность самого существования Святой Горы. Вспомним, что Божией Матери выпал совсем другой удел и что на Афон Она попала «случайно». С нашей точки зрения, Она следовала воле Божией, а с точки зрения законников, Она нарушила закон, то есть предписание идти в Иверскую землю и достойна была всяческих санкций, например, лишения прав (законники очень любят порассуждать о правах) апостольства. А если мы задумаемся о том, кто выполняет волю Божию: Кинот, дающий  своим молчанием «добро» не только патриарху Варфоломею на все его обновленческие деяния, проявившиеся сегодня в попытках уже фактического захвата епархий Элладской церкви, но и европейскому сообществу, устремившемуся на Афон со своими капиталами, или Есфигмен, который более тридцати лет назад вступил против обновленческой деятельности Константинопольского патриарха и продолжает выступать против неё теперь, когда она ещё более усиливается?

Что Есфигмен не участвует в собрании 20 монастырей, тоже является странным обвинением. Ведь сами же представители Кинота сознались, что они не признают выбранного в соответствии с афонской традицией игумена монастыря, как и не признают самого монастыря. Что бы делал антипрос Есфигмена в Киноте, кем бы он считался и кого бы представлял?

Странности встречаются здесь на каждой странице. То авторы негодуют, что зилоты Есфигмена нарушают Греческую Конституцию не поминая патриарха Варфоломея (стр. 26), так как этот документ относит Святую Гору к юрисдикции Вселенского патриарха, то де они «открывают путь к этим печальным последствиям, когда говорят, пишут и подписывают обращение в высшие государственные органы о том, что Святая Гора в состоянии принимать административные решения только после принятия в мирских судебных инстанциях»(стр.39). Когда человека выгоняют из дома,  то он обращается в полицию. Конечно, христианин может пойти и с сумой по миру, если не хочет обращаться к антиправославным властям, но всегда ли это хорошо? Когда нужно, мирская власть свята и непорочна и все выпущенные ею законы не подлежат обсуждению, и Святая Гора должна следовать этим мирским законам, то вдруг вспоминается о самоуправлении Святой Горы и приоритете духовного над земным.

Кто-то, может, попытается найти в виртуозной защите представителей Кинота какую-то свою правду. Дескать, наши монастыри хотят не только евхаристического объединения, но и более тесного сплочения для борьбы с экуменизмом, апостасией вселенской Патриархии и растлевающим влиянием «свободной» Европы. Но то, что не это заботит руководителей Святой Горы, хорошо видно из досадной обмолвки, от которой они всё-таки не смогли удержаться, апеллируя к печально известному греческому национализму: «Среди многих других действий лиц, занимающих Есфигмен, упомянем и об их совсем недавнем письме к Московскому Патриарху, в котором они просят его Святейшество о вмешательстве – в ущерб нашей стране и Вселенской Патриархии» (стр. 41). Даже если предположить, что такое письмо действительно было (в документе не приводится никакой ссылки), то почему надо усматривать в таком обращении какое-то греховное действие, а не попытку установить если не евхаристическое общение, об отсутствии которого так яро негодуют авторы, то хотя бы добрые отношения с одной из Поместных Православных Церквей. Интересно, на чьей стороне был Кинот, когда Вселенский Патриарх предпринимал знаменитый «Drang nach Osten», вторгаясь в Эстонию и на Украину? Прекратил поминовение Вселенского Патриарха, следуя примеру Московского Патриархата, хотя бы Пантелеймонов монастырь, давно уже утративший своё второе название: Руссик? Приветствует ли ныне Кинот вмешательство в церковные дела Элладской церкви, в частности, касающиеся избрания Салоникского епископа? Если Кинот собирается противостоять действиям Константинопольского патриарха, то не лучше ли ему действовать совместно с зилотами Есфигмена, подчёркивая в тоже время различия в экклисиологическом понимании этого противостояния? Но похоже, Кинот не собирается противостоять никаким действиям патриарха. Единственно, что можно ожидать от него – симуляцию некоего противостояния, что является проверенной и апробированной методикой, используемой для поддержки незаконных действий власти. Ликвидация оппозиции, замена её некоей липовой, иммитирующей противостояние, – излюбленные политические приёмы мирских властей, ещё не снявших маску демократии.

Яркой иллюстрацией коварства авторов документа является их сетование по поводу того, что «лица, занимающие Есфигмен», не согласились покинуть монастырь, перейти в кельи и заняться своей духовной жизнью. Дескать, не радеют они совсем о своей духовной жизни! Эта уловка может подействовать только на тех, кто не знает административного устройства управления Афоном. Вся территория поделена на 20 частей. Каждым из этих участков управляет один из монастырей. Он, в частности, выдаёт разрешение монахам проживать в келье, может и приказать монахам покинуть келью, передать её другим или вообще оставить пустой. На владение кельи составляется особый договор, называемый омологией. Большинство зилотов, проживающих в кельях, не имеют этих письменных разрешений и, следовательно, реальных прав на проживание. Некоторым монастырям просто выгодно, чтобы кто-то жил в келье, не давал ей окончательно разрушиться, да и создавал бы иллюзию процветания Афона. Если бы зилоты покинули монастырь и перешли бы в одну из келий, то скорее всего бы их на следующий же день новое начальство монастыря, опасаясь возвращения зилотов, просто выгнало бы из кельи. Тем более, что, по логике событий, новое братство стало бы активным проводником политики патриарха Варфоломея. История Афона 19 века знает много подобных примеров изгнаний русских монахов, которые совершались, даже несмотря на солидные суммы денег, уплаченные за аренду келий. Почему не возобновить эту практику и не расширить её на своих соплеменников?

В заключении надо сказать, что этот документ не столько побуждает нас к защите зилотов, хотя и это является с точки зрения автора делом необходимым, сколько к размышлению: что же происходит сегодня на Афоне? Кто стоит во главе этой, как принято говорить, «монашеской республики»? До сих пор мы имели  только одно свидетельство о плачевности духовного состояния «афонского правительства» - это модернизация святыни. Теперь само это правительство решило составить документ, обличающий само себя. Что же дальше? Чего следует ожидать завтра?

А ожидать, видимо, следует. Зададимся вопросом: почему именно сейчас всполошились «защитники» афонских традиций? Почему их так взволновало отсутствие одного монастыря в общем кворуме? Ведь уже более тридцати лет не посылают эсфигменцы своего представителя в Кинот? Впрочем, сами они говорят об этом. «Ведь если какой-то афонской обители будет дана возможность отделиться от других обителей по причинам, которые она, в одностороннем порядке, считает уважительными, то и другие монастыри тоже смогут, сославшись на уважительные причины (веры, совести, национальности и т.п.) разорвать отношения с остальными обителями и спокойно перейти в иные церковные или национальные юрисдикции, что будет иметь разрушительные последствия для Святой Горы, церкви и территориальной целостности Греческого Государства» (стр.12-13). Дело в том, что, как уже неоднократно писалось, в 1912 году Афон был незаконно оккупирован греческими войсками. Статус Афона должен был рассматриваться на международных конференциях, так как на Афоне на тот момент проживало не только греческое монашество, но и более многочисленное русское, сербское, болгарское, румынское. Был выдвинут проект кондаминимума, то есть совместного управления православными державами. Это более соответствовало назначению Афона, который является по сути не частью национальной территории, а уделом Божией Матери. Но мировая война и революция в России позволили узаконить этот захват. Причём после принятия статуса 1926 года начались гонения на монахов-негреков, которые привели к тому, что славянское население Афона фактически свелось на «нет», общее число монахов всех национальностей уменьшилось в несколько раз. Но неужели греки так боятся, что русское или сербское братство вдруг заявит о своих правах? Едва ли, ведь подписи под подобными документами лучше всего говорят о полном безсилии малочисленных славянских братств. Греция становится одним из штатов Европы и в перспективе такие штаты, как Болгария, Сербия, Румыния, Россия, получат вполне законное право вмешиваться в дела афонских монастырей. У страха, как говорят, глаза велики.

Обратим внимание и на другой аспект. Авторы обсуждаемой «правды» непрестанно говорят о правах, поминают разные гражданские законы и прочее. Это наводит на мысль о том, что их более волнует правовой аспект. Они даже говорят о создании фиктивного братства Есфигмен вне стен монастыря. Почему? Видимо, Кинот  готовится принять какие-то ответственные решения и боится, что отсутствие двадцатого субъекта афонского права, поставит под сомнение законность подобного решения. Конечно, это может быть только догадкой, потому что нет никаких объективных данных на этот счёт. Но если мы понаблюдаем за происходящим в последние годы на Святой Горе, то увидим крайне неприятное движение в сторону обмирщения. Тут и общеафонский евроремонт, и вертолётные площадки, и туризм, набирающий силу. Ясно, что всё это не могло появиться безо всякой причины и не может пройти бесследно. Каких решений могут потребовать новые государственные хозяева Афона, никто не знает. Возможно, это будет отмена или ослабление аватона, о чём ходят по Святой Горе многочисленные слухи. Ясно только, что враг нашего спасения не оставит в покое удел Божией Матери. Готовы ли представители верховной власти дать отпор очередным его нападкам? Судя по этому прискорбному документу – вряд ли.



[1] По сообщению журнала Елефериос: Мусульманка Эбру Санвер стала крестной матерью младенца Михаила Мардаса, сына профессора экономики Афинского университета Дмитрия Мардаса. После крещения родители и крёстные посетили патриарха Варфоломея, который в совершившемся кощунстве узрел новое проявление несуществующей греко-турецкой дружбы. Не задумался, видно, патриарх о том, каким образом мусульманка будет воспитывать ребёнка в православной вере, если сама к ней не принадлежит. Правда после на запрос ОВЦС МП был получен официальный ответ, что ничего подобного не было, и мусульманка просто стояла рядом во время крещения. Недавно также Вселенский Патриарх попытался  вторгнуться на каноническую территорию Элладской церкви и доказать своё право на поставление епископов для некоторых епархий этой автокефальной церкви. Константинопольская церковь давно уже существует только на бумаге: все приходы её находятся на территории других государств. Поэтому единственная возможность выжить состоит именно только в установлении папистских порядков в православии. Между тем, Православная Церковь представляет собой Живой Организм, а не исторический архив, в котором можно отыскать несколько папок для обоснования своих теорий. И тем более, уж Церковь не является патриаршей канцелярией, почитающей производимые ею указы за непреложные истины.



[2] Альманах «Православие или смерть» № 16






 Наследник британского королевского престола принц Уэльский Чарльз пожертвовал 650 000 фунтов стерлингов на восстановление сербского монастыря Хиландар на Святой горе Афон в Греции, пострадавшего 4 марта от разрушительного пожара, сообщает "Благовест-инфо
 «Правда» и правда о гонениях на зилотов


Внимание! Читая пророчества на этом сайте помните что достоверность трудно проверить и все может во времени изменяться
"О дне же том, или часе, никто не знает, ни Ангелы небесные, ни Сын, но только Отец (Мк. 13, 32)"