Kiev1.org Карта сайта Файлы Фотографии Киева
  
Реклама:






Разделы
 
 Sysadmin
 Антиглобалисты
 Ереси и секты
 Катастрофы
 Компьютерные новости
 Непроверенное
 О проекте
 О фотогалерее
 Политика и власть
 Православие
 Предприятия Украины
 Протесты Людей против нового мирового концлагеря
 Разное
 Россия
 Старец Паисий 1924-1994
 Стояние за Истину
 Суды в Украине
 Тайна беззакония
 экуменизм


Внимание! Читая пророчества на этом сайте помните что достоверность трудно проверить и все может во времени изменяться - самое главное думать своей головой и не верить легкомысленно всему что говорят, особенно советское телевидение
"О дне же том, или часе, никто не знает, ни Ангелы небесные, ни Сын, но только Отец (Мк. 13, 32)"

ПАТРИАРХ СТАМБУЛЬСКИЙ И ...АНТИРУССКИЙ



www.rusprav.ru Обычно принято ругать за изобретение папизма именно Римскую церковь, однако такое обвинение уместно, увы, и в отношении церкви Константинопольской.
Обычно принято ругать за изобретение папизма именно Римскую церковь, однако такое обвинение уместно, увы, и в отношении церкви Константинопольской. Более того: ересь папизма впервые была изобличена именно западным предстоятелем – св. папой Григорием Двоесловом (590-604) – этим великим врагом папизма, зародившегося, как мы увидим, на Востоке.


"ВОСТОЧНЫЙ ПАПА"

В 595-м году папа заявил протест против титула “вселенский патриарх”, использованного Иоанном Постником. Папа Григорий придал этому вопросу экклезиологическое измерение: “Я прошу тебя размыслить о том, что чрез это безрассудное тщеславие нарушен мир всей Церкви и что ты дерзко посягаешь на благодать, которая излита на всех вообще. Возрастать в этой благодати ты можешь только в той мере, в какой будешь уничижаться сам в себе; ты будешь тем более велик, чем дальше станешь от мысли восхитить этот горделивый и безрассудный титул…

Всякий, кто хочет быть всемирным “универсальным епископом”, играет роль антихриста, поскольку даже апостол Петр, которому Христос вверил Своих овец, никогда не именовался “всемирным универсальным апостолом”… Тот, кто сам называет себя, или желает, чтобы другие называли его епископом вселенским, тот чрез такое тщеславие, – я смело говорю это – делается предтечею антихриста, потому что он осмеливается ставить себя выше всех”.
 

На Константинопольскую церковь сии внушения никак не подействовали. Преемник Иоанна Постника Кириак (596-606) продолжал в отношении себя употреблять титул “вселенский патриарх”, а император Маврикий в приказном порядке повелел папе прекратить спор. Также и во все последующие века Константинопольские патриархи прочно усвоили себе титул “вселенского”, несмотря на всю абсурдность такого звания.

Закат и падение Византийской империи, а точнее – того, что осталось к XV веку от ее славного и великого прошлого, как ни странно, еще более способствовал расширению гегемонии Константинопольских патриархов в православной ойкумене. Можно даже сказать, что завоевание Константинополя турками в 1453 году принесло радикальное изменение в юридическое положение Константинопольского патриаршего престола в смысле расширения его полномочий.

Султан Мухаммед II Фатих решил возвратить завоеванному Константинополю прежний порядок, сделав город столицей Исламской империи; на себя же он смотрел, как ни парадоксально сие звучит, как на наследника Византийских императоров. И хотя основатель мусульманской религии требовал принципиального обращения всех покоренных народов в ислам, однако в отношении христианства, иудаизма и зороастризма, т.н. “письменных религий” (ahl al-kitad), делалось исключение. Более того, султан передал новому патриарху Геннадию II Схоларию не только право церковного возглавления всех христиан своей империи, но и наделил его гражданскими полномочиями как милет-баши (millet-baschi).

Посредством особого государственного рескрипта Константинопольский первоиерарх включался в служебную иерархию Османской империи и получал ранг визиря, который давал ему право выступать в качестве главы православного населения империи и даже иметь в своем распоряжении специальный отряд янычар. Наряду с религиозным судом ему была передана также компетенция гражданского судопроизводства. По отношению к султану и государственной администрации его персона объявлялась неприкосновенной дотоле, доколе он действовал в рамках дозволенного и не выходил из круга своих полномочий.

Таким образом, Константинопольский владыка при своих новых хозяевах сделался настоящим патриархом, в полном смысле этого слова. Термин “милет-баши” соответствует греческому понятию “этнархос”. Он означает главу (baschi) группы народа (millet). Таким образом, согласно исламскому религиозному законодательству, патриарх стал обладателем полноты светской и духовной власти над всею порабощенной христианской ойкуменой.

Патриарх и Синод получали право поставлять митрополитов, архиепископов и епископов, свободно распоряжаться этими делами по своему усмотрению и делать постановления по всем вопросам, касающимся священников и монахов: давать место и лишать места, замещать и смещать… Все дела епархий, приходов и монастырей относится к компетенции патриаршей кафедры. Патриарх получал право назначать своих комиссаров и направлять их в провинции для сбора дани, которую обязаны платить в пользу патриаршей кафедры все епархиальные архиереи. Он становится полным господином над всем духовенством своего патриархата…

Под владычеством турок Константинопольская Церковь стала обладать такой властью, какая казалась недостижимой даже в самые счастливые времена Византийской Империи. Объявленный султаном главой всех христиан Оттоманской Империи, Константинопольский Патриарх стал притязать на главенство и в других Восточных Церквях. Он сделался настоящим “восточным папой”, главой над всеми Патриархатами, автокефалиями и автономиями, находящимися под властью турок.
 

ЦЕНА ВЛАСТИ

Какой ценой было достигнуто такое положения православного патриарха в исламском государстве, ставящем своей целью искоренение христианства во всем мире, понятно. Также понятно, каким “авторитетом” стал пользоваться такой “патриарх” среди свободных христианских народов, быстро уразумевших направление политики Константинопольского Патриархата.

Непонятно только одно: каким образом у новоиспеченных турками “патриархов-этнархов” возникло впечатление канонического, духовного, культурного, политического и даже (что уж совсем смешно) этнического превосходства над теми православными автокефалиями, которые не желали быть невольными проводниками турецкой политики, будь то на Балканах или где-либо еще?

По мнению порабощенных греков, хотя царство их пало, однако эллинизм остается. Царство, согласно их концепции, получило свое продолжение в Церкви и его живым воплощением являлся Константинопольский патриарх, находящийся в полном услужении султану. Один средневековый православный автор, между прочим, писал: “Архиереи поклонялись ему (патриарху) как своему властелину и своему царю”. А известный русский византолог А. П. Лебедев разсуждал об этом еще более красноречиво: “Патриарх, сосредотачивая в своих руках все нити церковного и гражданского управления, был в некотором роде преемником византийских императоров; все прочие епископы… являлись как бы министрами при патриархе-царе”.

Так мыслили греки, но не так понимали проблему христиане славянских народов, ведших тяжелую многовековую борьбу за церковную и политическую независимость. И кардинальная разница в понимании целей и задач Константинопольского владыки послужила причиной возникновения жестких и мучительных трений между патриархатом и славянскими церквями.

Греческая Церковь во время турецкого ига представляет собою ужасающее явление. За триста лет “агарянского” рабства на Константинопольском престоле сменилось 150 Патриархов. То есть в среднем каждый Патриарх занимал свой престол не более 2-х лет! Но вызвано это отнюдь не гонениями. “Греческие архиереи своими интригами часто давали повод туркам произвольно распоряжаться патриаршим престолом... Понадобятся султану или великому визирю деньги, – они низлагают одного патриарха и ставят на его место другого, который, по обычаю, вносит пескезий. Не внесет патриарх обычной ежегодной подати (хараджа), – его низлагают и ставят другого, с которым повторяется то же...

Турецкое правительство, поступая так, довело патриаршее достоинство до крайнего унижения. Должность патриарха сделалась должностью чиновника, назначаемого и увольняемого правительством”. (Н. Тальберг. История Христианской Церкви. Т. 2. М. 1991, стр. 58).

Симония процветала повсюду – начиная с патриарха и кончая низшим клиром. Патриархи и епископы перекупали друг у друга престолы и кафедры (иногда по нескольку раз) и полностью зависели от воли магометан. Новоназначенный патриарх получал от султана “фирман” (утвержденную грамату) и без него никто не имел права вступать в свои обязанности.

Было время (с 1622 по 1700 г.), когда в продолжение 77 лет на константинопольском патриаршем престоле сменилось 48 патриархов, хотя некоторые из них по два, по три и даже по пять раз были возводимы на этот престол и низводимы... В XVII веке турецкое правительство сделало унизительным для патриархов и самый порядок назначения и утверждения их. Прежде вновь избранный или назначенный патриарх лично представлялся султану и от него принимал знаки утверждения в своем достоинстве. Но в 1657 году такое представление было отменено, и утверждение патриархов предоставлено великому визирю. Такой порядок существовал до самых позднейших времен”. (Е. Смирнов. История Христианской Церкви. СПб. 1891, с. 17-18).

Поместный Собор Российской Церкви напомнил о том, кто именно распоряжался Константинопольским престолом во времена турецкого владычества: “...Патриарх Марк был свергнут с престола, когда желавшие его удаления предложили султану значительную сумму денег. На его место был поставлен Симеон, впервые внесший султану “пескезий” в 1000 золотых, но и он был свергнут, когда одна из султанш (христианка Мария) пожелала, чтобы патриархом был Дионисий, внесший Султану 2000 пескезий (золотых), и патриарх Симеон был удален, а на его место поставлен Дионисий.

И с этих пор патриаршество за деньги переходит к тому, кто больше даст за него. Близость ко двору, однако, была причиной падения и Дионисия. Он был заподозрен в том, что принял обрезание, и должен был отказаться от престола, а патриархом сделался опять Симеон, который снова внес 2000 золотых. Так часто бывало и позже. При султане Баязете Пахомий I-й внес уже 3000 золотых...”. (Деяния Свящ. Собора РПЦ 1917-1918 гг. Кн. II. Вып. 1. Пг. 1918, стр. 376. Деяние ХХIХ). Некоторые Патриархи задерживались у власти не более нескольких месяцев, после чего были смещаемы более богатыми претендентами.

Главнейшей обязанностью греческих епископов было собирать для турецкого племени “харадж” (подать) со своих подданых “райя” (скота), как унизительно именовали христиан турки. Поборы в пользу турецкой казны были очень велики. В этих условиях греческие епископы, по сути исполнявшие роль мытарей, вызывали всеобщую ненависть. Они не только ничем не отличались от турецкой администрации, но и сами являлись частью ее репрессивного аппарата.

Раболепство Константинопольских патриархов перед султанами не имело никаких разумных границ. Даже когда дело касалось свободы своих же братьев греков, боровшихся за освобождение от турецкого ига, Константинопольская церковная власть вела себя с извращенной подлостью. Так, например, когда в 1821 году султан Махмуд зверски подавил восстание греков в Элладе и на островах архипелага, патриарх Григорий V в порыве верноподданничества издал специальную отлучительную грамоту против восставших.

Сравнив их борьбу с предательством Иуды, патриарх призвал восставших к повиновению турецкой власти. “Ничто так не известно, – вещал Григорий V, – как то, что благодарность к нашему благодетелю султану составляет самую первую из всех добродетелей и что только порочнейший из людей воздает за добро неблагодарностью. Но если неблагодарность направлена злостным, мятежническим образом против нашего общего благодетеля и покровителя, против нашего светлейшего правительства, то она становится безбожною и отвратительною, потому что Христос сказал: “всякое царство и всякое господство от Бога” (здесь не только явное искажение текста Рим. 13, 1, но приписывание слов ап. Павла Исусу Христу, – авт.). Таким образом, кто сопротивляется поставленному над нами Богом правительству, тот сопротивляется Божию повелению”.

Ближайшие преемники Григория V на патриаршем престоле, безропотно повинуясь султану, направляли аналогичные грамоты, увещевая соотечественников добровольно покориться Порте. Всех их, однако, превзошел патриарх Анфим III (1822-1824), который заявил буквально следующее: “Провидение избрало владычество Османов для замещения поколебавшейся в православии Византийской империи как защиту против западной ереси”. То есть согласно этой безумной теории турки суть Божии избранники, преемники Византийской империи и покровители Православия, защищающие “райю” от латинизации..

 

ВРАГИ СЛАВЯН

Пресмыкаясь перед турками, Константинопольские патриархи одновременно делали всё, чтобы окончательно утвердить свою власть над всеми славянскими церковными автокефалиями, которые им поневоле приходилось признавать раньше. На протяжении веков они систематически стремятся не только подчинить себе все, доселе автокефальные славянские Церкви, но и “огречить” их, уничтожив самую память об их славянском прошлом.

Вот каким, к примеру, было положение болгарского народа, оказавшегося в полной церковной зависимости от Константинопольской Патриархии. “Греческая духовная власть не думала о сохранении болгарской народности. Напротив, греки поставили себе задачей, путем духовного господства над болгарами, лишить последних национального сознания и ассимилировать с собою.

Проводниками эллинизма явились греческие архиереи. Патриархия рассылает своих епископов по всем большим и даже малым болгарским городам. Болгары лишь в исключительных случаях могли добиться архиерейства, да и то болгары эллинизированные. Вслед за епископами во многих местах среди болгар появились и греческие священники, особенно монахи. Посылались в Болгарию и греческие учителя.

Эллинизаторы принялись за уничтожение всего, что могло говорить болгарину о его национальной особности. Болгарам внушалось, что говорить и учиться по-болгарски – срам и бессмыслица, что молиться и совершать богослужение на славянском языке грех и даже ересь. В храмах стирались славянские надписи и заменялись греческими. Истреблялись славянские книги и рукописи. Их бросали в воду или топили ими печи и просто жгли. К началу XIX века в болгарских городах не было ни одной церкви, где богослужение совершалось бы на славянском языке… Только в сельских и некоторых монастырских церквях богослужение совершалось по-славянски. Но зло шло дальше.

Греческое духовенство совсем не заботилось о христианском просвещении и духовном спасении своей паствы. Оно мало способно было к этому даже в лице самих епископов. – Вследствие введенной турками в систему продажи патриарших и епископских мест, епархии доставались тем, кто давал больше денег, и потому были почти исключительно достоянием богатых греков из Фанара. Добившись епархии, епископы спешили вознаградить себя за понесенные издержки.

Собирая в пользу патриарха (а также и султана, т. к. официально являлись одновремено госчиновниками турецкой империи, – авт.) и свою собственную всевозможные налоги, епископы ничего не делали без денег. Каждый обряд церковный, всякое таинство совершались только за вес золота. Епископы продавали священнические места, обогащались от бракоразводных дел и творили всякого рода беззакония без зазрения совести. Болгарское население ничем не могло защититься против безчисленных и незаконных поборов. Непокорным грозила церковная анафема и турецкий суд”. (История Православной Церкви в XIX веке. Т. 2. СПб. 1901, стр. 342-343).

Русская Церковь благодаря державной мощи российского государства была недосягаема для папистских устремлений Константинополя. Но в то же время в отношении русских Константинопольский Патриархат при каждом удобном случае старался подчеркнуть свое духовное превосходство и утвердить гегемонию греческих порядков.

Первый острый конфликт на почве греческого папизма произошел в 1448 году, когда собор русских архиереев самостоятельно, без сношения с греками, которые заключили знаменитую Флорентийскую унию с латинянами, избрал митрополитом св. Иону. Константинополь расценил это как раскол и наложил на всю Русскую Церковь интердикт. Вместе с тем греки создали на территории княжества Литовского параллельную митрополию.

Все последующие русские митрополиты, самостоятельно избранные, не признавались Константинополем законными, хотя греки старались сильно не афишировать это. Это разделение с Константинополем было формально преодолено только в 1589 году, когда грекам по политико-экономическим причинам пришлось признать поставление первого русского патриарха Иова, чему они также явно противились.

Но если греки не имели возможности церковного порабощения Русской Церкви, зато всю свою ненависть к русским они выместили во время русско-турецких войн, открыто молясь в своих храмах о победе султана над русским православным царем. В 1854 году Константинопольской патриархией, во время Крымской войны, была официально распространена “Молитва о державнейшем, тишайшем, милостивейшим и народолюбивейшем царе и самодержце нашем султане Абдул-Меджид-Хане, владетеле нашем”.

Эта кощунственная молитва была предназначена для повсеместного употребления во всех православных церквах Оттоманской империи. В ней имелись чудовищные для христианской совести прошения от “смиренных и недостойных рабов” о даровании султану “и пресветлым потомкам его… повсюду победы и добычи”.

В 1914 году, когда началась первая мiровая война, Константинопольский патриарх разослал во все подчиненные себе в Турции митрополии Послание, в котором предписывал в каждое воскресенье за литургией молиться о здравии султана и о победе Турции над Россией, о чем с возмущением писала русская церковная пресса. (“Миссионерский сборник”. 1914. № 12, с. 987).
 

АФОНСКИЕ ИНТРИГИ

Не менее чудовищные формы приняла ненависть греков к русским монахам на Афоне. Греки считали, что Афон должен быть только греческим. “Варварским” славянским и русским монастырям там не место.

Красноречивой иллюстрацией этого стал начавшийся с 1875 г. т. н. “Пантелеймоновский” кризис, связанный с националистической борьбой греческой партии монахов против русской в русском же Пантелеймоновском монастыре. Греки требовали, чтобы русские составляли только четвертую часть всего братства и не избирались в руководство монастыря. Страшная смута возникла, когда русской братией был возбужден вопрос об избрании русского игумена. Часть греческих монахов в знак протеста покинула монастырь в 1858 г., забрав из монастырской кассы значительную сумму денег. Афонский Протат, конечно, принял постановление в пользу греческой партии. И только с помощью посла России в Константинополе графа Н.П. Игнатьва русским удалось отстоять свои права и утвердить архимандрита Макария (Сушкина) в качестве игумена.

Но и этот кризис был лишь продолжением страшной истории, произошедшей в старом Нагорном Руссике (который составлял неотчуждаемую принадлежность Пантелеймоновского монастыря) еще в конце XVIII века. Тогда “в старом Руссике греки перерезали всех русских и закопали их библиотеки и иконы. Но тени убитых стали беспокоить совесть греческую, и они покинули Руссик”. (Н. Благовещен-ский. Афон: путевые заметки, впечатления. СПб. 1864).

История получила продолжение в середине XIX века, когда греческий “Ксенофонтский монастырь оттягал у Руссика целый скит, и тамошние греки из опасения, чтобы скит опять как-нибудь не перешел во владение Руссика, стали истреблять в нем все русское. При этом они жгли и закапывали в землю русские книги, рукописи, иконы, даже священные сосуды с русскими надписями, чтобы и русского духа в монастыре не осталось” (Н. Благовещенский).

На этом этнические чистки, предпринимаемые греками против русских монахов, не закончились. Новый конфликт вспыхнул во время “архитектурного террора”, когда Афонский Прорат при поддержке Константинопольского патриарха боролся против новых построек и украшений в негреческих монастырях. В 1905 году под праздник Св. Троицы монахи Каракальского монастыря учинили настоящее побоище в русской Крестовоздвиженской келлии.

Во время дневного отдыха братии в келье наместника монастыря, который отсутствовал по каким-то делам, неожиданно появились один из членов Протата и антипросоп Каракальского монастыря. “Пока их принимал кто-то из братий… неожиданно появилась толпа каракальских монахов и рабочих монастыря, вооруженных топорами, мотыгами и ломами. Антипросоп быстро выскочил к этому “войску” и занял пост “военачальника”, раздавая приказы и руководя действиями “армии”. Пришельцы начали крушить здания кельи, разбивать окна, ломать стены.

Все русские отдыхали перед праздником и, будучи разбужены непонятным шумом, сразу не смогли понять, что происходит. Некоторые в страхе бежали в лес. Большая часть принялась оборонять келлию. Одному русскому тут же была нанесена рана в голову, и он упал на землю без чувств. Но тут выскочили бодрстовавшие повара, вооруженные кочергами, и посеяли панику в рядах противника. Греки замешкались и были изгнаны. Результаты побоища: 8 иноков были ранены и сильно избиты, на поле брани греки оставили трофеи: 5 топоров и 8 мотыг”. (См.: П.Троицкий. Долготерпение Божие. // “Православие или смерть”. № 16. Брань на Афоне. 2001, стр. 8).

Как констатировал в 1906 г. журнал “Сообщения Императорского Православного Палестинского общества”, “целью нападения было изгнание русских монахов из келлии, как это уже и было сделано каракальцами относительно других русских келлиотов. Причина притеснения монахов келлии Креста – неисполнение ими монастырского приказания ничего не строить”.

Параллельно “архитектурной” войне велась и “колокольная”. На этой почве произошло похожее побоище в келлии Благовещения близ Великой лавры, где греки пытались запретить русским звонить в полученный недавно ими колокол. Когда в другую русскую обитель пожертвовали громадный величины колокол, то он был отобран греками за долги и водружен ими в своем монастыре.

В отношении всех негреческих монастырей греческими монахами велась захватническая политика. В результате к грекам на Афоне отошли многие монастыри, в древности принадлежавшие монахам негреческой национальности: Иверский, св. Павла, Григориат, Дионисиат и другие.

 

 

ОТ РЕДАКЦИИ: Современная ситуация, как легко заметить, является вполне логичным продолжением многовековой политики Константинопольских патриархов. “РП” уже неоднократно писала о предательстве Православия со стороны нынешнего “патриарха Стамбульского и Антирусского” Варфоломея Архондониса. Бывший офицер турецкой армии, масон и филокатолик, этот волк в овечьей шкуре прославился своими совместными богослужениями с папой римским, раскольнической деятельностью на Украине и в Эстонии, безоговорочной поддержкой “глобализации по-американски”, гонениями на русских афонцев, и вообще – преследованием любых ревнителей православного благочестия.

Что можно ждать от такого претендента на “вселенское” достоинство, понятно. Жаль только, что Москва, ранее всегда – и при Романовых, и при Сталине – твердой рукой укрощавшая властолюбие Фанара, сегодня лишь безвольно и бессильно взирает на  растущие амбиции этого вселенского русофоба

  *   *   *






 www.greekgazeta.ru Феминистки хотят купаться на Святой Горе, но их не волнует, что они не избирают Папу
  "О, ПАНАГИЯ! КАТАСТРОФА!"
 "РУСЬ ПРАВОСЛАВНАЯ" АРГУМЕНТЫ ИЗ-ЗА УГЛА Почему клеветники митрополита Иоанна из РПЦЗ боятся выступать открыто
 www.rusprav.ru Открытое письмо к участникам Всезарубежного совещания духовенства РПЦЗ в США
 ИКОНА ИВЕРСКОЙ БОЖИЕЙ МАТЕРИ


Внимание! Читая пророчества на этом сайте помните что достоверность трудно проверить и все может во времени изменяться
"О дне же том, или часе, никто не знает, ни Ангелы небесные, ни Сын, но только Отец (Мк. 13, 32)"