Kiev1.org Карта сайта Файлы Фотографии Киева
  
Реклама:






Разделы
 
 Sysadmin
 Антиглобалисты
 Ереси и секты
 Катастрофы
 Компьютерные новости
 Непроверенное
 О проекте
 О фотогалерее
 Политика и власть
 Православие
 Предприятия Украины
 Протесты Людей против нового мирового концлагеря
 Разное
 Россия
 Старец Паисий 1924-1994
 Стояние за Истину
 Суды в Украине
 Тайна беззакония
 экуменизм


Внимание! Читая пророчества на этом сайте помните что достоверность трудно проверить и все может во времени изменяться - самое главное думать своей головой и не верить легкомысленно всему что говорят, особенно советское телевидение
"О дне же том, или часе, никто не знает, ни Ангелы небесные, ни Сын, но только Отец (Мк. 13, 32)"

Вячеслав МАНЯГИН: НЕСКОЛЬКО ЗАМЕТОК о «некоторых замечаниях» высказанных иеродиаконом Иаковом (Тисленко) о моей книге «Апология Грозного Царя»



В удивительное время мы живем, православные! Правители России называют своими друзьями злейших врагов Русского Государства – США и НАТО, православные молятся с протестантами (последний пример – присутствие генерального секретаря ВСЦ пастора Конрада Райзера на Литургии в храме Христа Спасителя 6 июля 2003 г.), а диаконы нашей Церкви вместо богослужений сплошь ударились в публицистику и богословие a la Кураев.
Да что тут далеко ходить за примером. Друзья из Зеленограда передали мне газету «Православная Москва» (№13-14/2003), в которой опубликована статья иеродиакона Иакова (Тисленко) «Некоторые замечания на книгу В.Г. Манягина «Апология Грозного Царя». Вот уж где, поистине, разгул кураевщины! Тут и поверхностные экскурсы в историю, и «оригинальные», но совершенно бессмысленные арифметические расчеты, и «глубокое» проникновение в тайны сатанинской символики, и даже обвинение Грозного Царя в принадлежности к… семитскому племени!

О ГЛАВНЫХ ГЕРОЯХ МОЕЙ КНИГИ

Начнем с того, что, подобно многим другим критикам, отметив в названии моей работы наличие подзаголовка: «Критический обзор литературы о Царе Иоанне Васильевиче Грозном и Царе Борисе Годунове», о. Иаков, не обращая внимания на суть этих слов, продолжает: «… благая цель – восстановление исторической правды – никак не объясняет отказ автора от использования первоисточников. В брошюре цитируются только исторические пересказы, но не исторические документы… а именно документы дают реальную мотивацию решений людей и объясняют исторические факты».

Для обзора литературы (а именно эти слова стоят в подзаголовке) первоисточником является именно та литература, которой посвящен обзор. В данном случае это труды российских и зарубежных историков, мемуаристов и даже публицистов, то есть, как раз те «исторические пересказы», о которых с таким пренебрежением отозвался о. Иаков. Именно этих авторов читает массовый читатель, именно они внушают ему мысль о порочности русских царей и русского самодержавия, да что там! – русской истории в целом.

Поэтому их труды я включил в свой обзор, чтобы показать КТО, КАК и для ЧЕГО клевещет на Царя. Именно эти авторы являются главными «героями» моей работы. А если мной и привлекаются какие-либо исторические факты или документы, то только для того, чтобы иллюстрировать мои выводы.

Итак, главными «героями» моей книги являются те историки и писатели, которые фальсифицировали историю России и клеветали на Царя, а вовсе не сам Государь. К сожалению, им подобные сочинители гнусных баек о Русских Самодержцах не перевелись на Руси и поныне, и потому моя работа вызывает у них пароксизмы ненависти. Однако при этом они предпочитают делать вид, что не поняли ее истинной сути и, раз за разом, продолжают выдавать ее не за обзор клеветы, а за историческую монографию и требовать документов и летописей.

Интересно также, что недобросовестные критики, требуя от библиографического обзора иных, чем обозреваемые книги, «первоисточников», почему-то подразумевают под таковыми лишь летописи, написанные зачастую через 20, 30 и даже 40 лет спустя после описываемых в них событий. Записки очевидцев, составленные в том же XVI веке, первоисточниками для них уже не являются. А ведь я широко пользуюсь авторскими мемуарами (Михалон Литвин, Джером Горсей, Жак Маржерет и др.), составленными при жизни Царя и вскоре после его смерти. Предпочтение мемуаров летописям в данной моей работе обусловлено именно тем, что мемуары имеют авторство. Впрочем, пишу я все это не для моих критиков (они и так все прекрасно понимают), а для моих читателей.

Иеродиакон Иаков, в отличии от других моих оппонентов, не просто «все понимает», он даже считает, что знает лучше меня мои авторские замыслы. «Знает» о. Иаков и те вопросы, которые я, по его словам, «должен был поставить… но не поставил». Да простит меня отец иеродиакон, но я поставил те вопросы, которые хотел, и дал на них такие ответы, которые счел правильными. О том, что я своей работой попал в болевую точку, словно угодил палкой в осиное гнездо, лучше всего свидетельствует разгоревшаяся в самых широких слоях общества дискуссия по данному вопросу.

КАК ОТЕЦ ИАКОВ В ЧИСЛО БЛАГОЧЕСТИВЫХ УНИАТА ЗАПИСАЛ

В своей статье о. Иаков дает характеристики нескольким историческим личностям. Причем, как это часто бывает у людей, берущихся рассуждать о всемирной истории, характеристики эти базируются не на точных исторических фактах, а на представлениях, почерпнутых из обыденного сознания и художественных произведений.

Таковы, например, рассуждения о. Иакова о последнем византийском императоре Константине XII Палеологе и Иване Пересветове. Вот что он пищет: «Пересветов, ранее служивший неправославным государям: сначала венгерскому королю Яну Заполе, затем его врагу, «чешскому королю» Фердинанду I Габсбургу, - более всего известен в истории тем, что был убежденным сторонником создания в России наемной армии… Воин переставал быть защитником своей земли… превращаясь в наемника, мера верности и усердия которого измерялась деньгами… идеалом сподвижника грозного царя были не кто иной как янычары… Пересветову принадлежат сказания о «Магомете салтане» и о царе Константине – произведения, по сути дела, остро публицистической направленности. И вот что любопытно: Пересветов положительно оценивает личность и деяния Мухамеда II, завоевателя Константинополя, - «кровопивца и нехристя», и отрицательно характеризует Константина Палеолога, последнего императора Византии, кроткого и благочестивого. Причем мерилом оценки служит исключительно прочность государственной власти, а не личные качества и добродетели».

Итак, по мнению о. Иакова, последний византийский император Константин XII был «кроток и благочестив». В чем же мой критик увидал благочестие этого государя? Этого он не говорит. «Благочестив и кроток» - и все тут! А ведь не мешало бы, прежде, чем писать об этом, прочитать пару-другую серьезных книжек по истории Византии, например, Ф.И. Успенского «История Византийской империи». В третьем томе этого капитального труда известнейшего русского историка подробно рассказано и о падении Константинополя, и о том, какую неприглядную роль сыграл в этом Константин XII.

Начнем с того, что Константин XII был ярым приверженцем Флорентийской унии с папским Римом. Даже когда все население Константинополя восстало против униатов и изгнало из города униатского «патриарха» Григория Мелиссину (Мамму), император остался верен унии с католиками. В 1452 году римский папа прислал в Константинополь нового униатского «патриарха» - бывшего русского митрополита-изменника Исидора. Исидор был заключен в тюрьму Великим Князем Василием Темным за подписание Флорентийской унии и за поминовение на Литургии римского папы, но ему удалось бежать с Руси на Запад. Здесь он получил из рук римского папы звание кардинала, а затем – Константинопольского «патриарха». Константин XII принял Исидора с распростертыми объятиями и позволил ему осквернить храм Святой Софии униатской обедней.

Сам Константин XII послал султану Магомету II наглое послание, разозлившее турок и послужившее предлогом для осады Константинополя. И в довершение описания облика «благочестивого» униатского императора следует сказать, что он даже не был помазан на Царство. Да и кто бы его помазал? Его друзья-униаты?

Так в чем же видит о. Иаков благочестие этого последнего представителя Византийской монархии? В униатстве? В осквернении храма? В чем его кротость? В том, что своей заносчивостью он обрек город и империю на гибель от турецкой сабли? Так или иначе, для о. Иакова «благочестив» этот царь, а не Грозный. Что ж, подобное к подобному…

КАК ОТЕЦ ИАКОВ ПРАВОСЛАВНОГО ЗАПИСАЛ В ТЮРКОФИЛЫ

Но если императора-униата отец Иаков превозносит как «кроткого и благочестивого», то великого русского мыслителя И. Пересветова обвиняет в любви к мусульманам и в желании превратить русскую армию в сборище продажного сброда. Конечно, и это совсем не так.

Иван Семенович Пересветов родился в Литве (был подданным не России, а иного государства и требовать от него немедленной службы «православному государю», как это делает о. Иаков – больше, чем просто незнание исторических реалий того времени), много лет служил в различных европейских армиях, на дипломатической службе. После встречи с русским послом в Молдавии решил служить России и в 1539 году (когда Царю Иоанну Грозному было всего 9 лет) переехал в Москву. России он навсегда остался верен, хотя и испытал здесь от преследований сильных мира сего множество невзгод.

Он, по его собственным словам, выехал в Россию с Запада потому, что услышал пророчества «многих мудрецов», что Царь будет вводить «во всем царстве своем правду великую», а сам Пересветов хотел при этом «за веру христианскую и за честь государеву пострадати и главу положити».

В своих публицистических трудах Пересветов обличал многие неправды греческих и русских вельмож и призывал Государя ввести «правду в царстве». Говоря в «Сказании о Константине» о трагической судьбе православной Византии, Пересветов указывает, что Греческое Царство погибло оттого, что греческий царь и вельможи забыли правду. Пересветов считает, что именно вельможи – виновники всех неправд в государстве. Он описывает неправый суд, взяточничество, хищения, междоусобицы, связь, как бы сейчас сказали, государственных чиновников с криминалом (знакомая сегодняшнему человеку картина, не правда ли?). «Все царство заложилось за вельмож!» - с горечью восклицает Пересветов. – Царевой грозы к ним не было (грозы, заметим, не было как раз со стороны «кроткого и благочестивого» униата Константина XII, так любезного сердцу о. Иакова).

А затем Пересветов добавляет, что не видит правды и в Русском государстве (когда он приехал в Россию, был пик боярского самоуправства в малолетство Иоанна Васильевича). Тут-то он и говорит те слова, которые о. иеродиакон трактует на свой, странный, лад, когда иронизирует в своей статье: «Особенно же впечатляет «мудрое» изречение Пересветова: «Бог не веру любит – правду».

В том контексте, из которого о. Иаков выхватил эту фразу, И. Пересветов говорит, что православные греки Евангелия читали и слушали, а воли Божией не творили, поэтому оказались менее угодны Богу, чем магометане-турки. Одной веры, продолжает Пересветов, недостаточно, вера должна быть подкреплена делами, воплощена в государственных законах, отвечающих Евангельской правде: «В котором царстве правда, в том и Бог пребывает и помощь Свою великую подает, и гнев Божий не воздвизается на царство». Так что мерилом оценки у Пересветова служат все же именно личные качества и добродетели, от наличия которых в вельможах, судьях и самом Государе и зависит прочность государства, что бы ни говорил нам о. Иаков.

Иван Пересветов пишет о России следующее: «Вера христианская добра, всем сполна, и красота церковная велика, а правды нет… Правду Бог любит, и сильнее всего правда… Коли правды нет, то ничего нет».

Действительно, если нет правды в делах, то и веры нет. Апостол Иаков (тезка отца иеродиакона) пишет: «вера, если не имеет дел, мертва сама по себе… покажи мне веру твою без дел твоих, а я покажу тебе веру мою из дел моих… и бесы веруют и трепещут» (Иак. 2, 17-19).

Разве не прав Иван Пересветов: Бог не веру любит, а правду, ибо и бесы веруют, но правды не творят…

В турецком же султане Магомете II, Пересветов показывает правителя, который, не смотря на то, что не был христианином, ввел в своем государстве порядок, отвечающий христианской правде. Пересветов прямо говорит, что «за мудрость салтана, за установленную им правду в стране, Бог помог салтану, а царь Константин… прочитал лживые книги (то есть, униатские – авт.), не стоял за правду… оттого греки царство потеряли, а скверные турки все царство полонили». Весьма разумный взгляд на вещи, поддерживаемый, кстати, и самими православными греками, которые говорили, что лучше видеть в Константинополе турецкую чалму, чем латинскую шапку.

И действительно, Магомет II уже на третий день после взятия Константинополя восстановил православную (не униатскую) патриархию и позволил православным выбрать в Патриархи святителя Геннадия Схолария, стойкого борца против унии, дав при этом православным налоговый и судебный иммунитет. Господь послал Магомета II как бич Божий, как бурю, очищающую великий Город от позорной унии с римскими еретиками.

Не видит этого о. Иаков. Не видит он и того, что Иван Пересветов предлагает создать не наемническую, а постоянную, регулярную армию. Регулярная армия нуждается в жаловании, потому Пересветов и советует Царю «веселить» ее из казны («годится со всего царства своего доходы собе в казну имати, а ис казны своея воинникам сердца веселити»), содержать от налоговых отчислений. Пересветов считает, что служебное положение в армии должно определяться не знатностью рода, а личными заслугами и храбростью, что армия должна держаться на дисциплине и постоянном обучении воинской науке. Воинские начальники должны следить, чтобы в армии не было хищений, разбоя, азартных игр, пьянства.

То, что предлагал Пересветов, без сомнения, шаг вперед по сравнению с дворянским ополчением, существовавшем на «подножном корму» и не удовлетворявшем потребностям вновь образованной Православной Империи, вынужденной защищаться от многочисленных врагов.

Не понимая этого, о. Иаков одновременно и оскорбляет честь тех офицеров Российской армии, которые и ныне получают от государства жалованье из казны – ведь, по иеродиакону, это означает, что они «наемники»…

Много можно писать о предлагаемых И. С. Пересветовым судебной и финансовой реформе, реорганизации торговли – с целью установить во всех областях жизни Русского государства правду Божию. Для борьбы со злом нужен меч – считает Пересветов, нужна «Царева гроза» - чтобы карать царским судом всех нарушителей правды. «Ибо начальник есть слуга Божий, тебе на добро. Если же делаешь зло, бойся, ибо он не напрасно носит меч: он Божий слуга, отмститель в наказание делающему злое» (Рим., 13, 4).

О СИМВОЛИКЕ, ИНКВИЗИЦИИ И ЛУКАВЫХ ЗАГОВОРЩИКАХ

Те странные домыслы о сходстве символики доминиканцев, опричников и люцифериан, высказанные о. Иаковом на пол газетного столбца, не стоило бы даже и обсуждать, если бы не упоминание инквизиции. Сравнительный анализ символики – очень скользкий путь и любой человек, обладающий мало-мальски острым умом может найти любые искомые символы где угодно. Пусть о. Иаков зайдет на первый этаж академического храма в Лавре и сам увидит, какой великолепный предлог к обвинению их в жидовстве подали расписавшие его иконописцы.

Что касается инквизиции, о. Иаков вместо точных исторических фактов опять проповедует свое личное, негативное к ней отношение. Я совершенно внятно могу сказать, что являюсь непримиримым противником католического Рима, однако, как и Грозный Царь, нахожу кое-что положительное в деятельности инквизиции.

Да и как же иначе, если протоколы следствия инквизиции в Германии и Франции пестрят такими сообщениями: при обыске в садике за домом предполагаемой ведьмы обнаружены в земле 82 трупика умерщвленных ею младенцев… Можно выдумать, что ведьма летала на метле, но никто, даже в католической инквизиции, не станет специально закапывать в землю 80 детей ради того, чтобы сжечь ведьму.

Кстати, как известно, одна из причин, породивших инквизицию, был массовый формальный «переход» испанских иудеев в христианство. Став христианами наружно, они оставались внутри, в душе, ярыми противниками Христа, и продолжали творить свои непотребства, прикрываясь крещением как индульгенцией. Чтобы очистить зерно от плевел, и была создана инквизиция, выявившая многих тайных врагов Христа, которые явно нося на себе крест Господень и накладывая на себя крестное знамение, тайно, в глубинах своей души сохраняли всю древнюю ненависть к Сыну Божию и Богородице.

А не напоминает ли их образ действий о том, что и ныне есть некие дьяконы, внушающие людям, что «ничто внешнее нам повредить не сможет, главное веровать в глубинах своего сердца»? Не от испанских ли выкрестов пришла эта подлая формулировочка? И не потому ли уже много веков ненавидят инквизицию жиды и жидовствующие, что она пресекла их фарисейство в корне?

Кстати, владыка Геннадий Новгородский, расследуя дело жидовствующих в Новгороде, широко использовал опыт католической инквизиции. А перед Иоанном Грозным стояла та же задача, что и перед святителем Геннадием – отрубить голову жидовствующей гидре – и, разумеется, он пользовался теми же способами, что и его предшественники в борьбе за чистоту Православия.

Отец иеродиакон считает, что я «слепо следую трактовке Иоанна IV, однозначно признавая вслед за Грозным, Сильвестра прирожденным интриганом, человеком коварным и лукавым заговорщиком» и призывает усомниться в справедливости таких характеристик потому, что, якобы, Сильвестр был приглашен в Москву из Новгорода самим святым митрополитом Макарием.

Во-первых, Сильвестр действительно прибыл в Москву из Новгорода, города, ставшего гнездом всех ересей на Руси, в том числе, и ереси жидовствующих. Но хотелось бы получить неопровержимое доказательство того, что его пригласил в Москву сам святитель Макарий. Кстати, первых новгородских жидовствующих в XV веке пригласил в столицу сам Великий князь – уж больно благочестивыми они казались – ну совсем как те испанские иудеи. И при этом не было такого кощунства, которого бы они не совершили.

А, во-вторых, что-то у о. Иакова слишком большой провал во времени: он считает, что от Царя Иоанна до В.Г. Манягина больше никто Сильвестра не критиковал. Спешу этот пробел заполнить: «ловким царедворцем с повадками пророка и претензиями на чудотворение» назвал Сильвестра историк Валишевский, а митрополит Иоанн (Снычев) прямо называет Сильвестра и Адашева заговорщиками («Самодержавие духа», СПб., 1995, с.145). Собор бояр и духовных лиц признал их замешанными в отравление царицы Анастасии (сам факт отравления подтвержден последними исследованиями в некрополе Московского Кремля). Другие историки указывают на то, что Сильвестр препятствовал Царю и Царице совершать поездки по монастырям, что Адашев и Сильвестр вели бездарную внешнюю и внутреннюю политику, поддерживали сепаратизм удельных князей, хотели ограничить самодержавную (Богом данную!) власть Царя, проводили репрессии против населения. Всего этого вполне достаточно, чтобы любой православный монархист раз и навсегда стал относиться к Сильвестру и Адашеву как к преступникам.

 

О ПОДТАСОВКАХ, СЛУГЕ БОЖИЕМ И ПАПОЦЕЗАРИЗМЕ

Особенно не нравится о. Иакову трактовка Государем учения о самодержавном православном Царстве. Отец иеродиакон считает, что Царь неправомочно присвоил себе «высокое звание слуги Господа» и высказывает в своих посланиях «удивительные вещи». Какие же? Царь пишет: «Нигде не найдешь, чтобы не разорилось царство, руководимое попами (тут о. Иаков ставит вопросительный знак). Вспомни: когда Бог избавил евреев от рабства, разве Он поставил над ними священника или многих управителей? Нет, Он поставил над ними единого Царя – Моисея (о. иеродиакон опять удивляется при помощи пунктуации), священствовать же приказал не ему, а брату его Аарону, но зато запретил заниматься мирскими делами (? – удивление о. Иакова); когда же Аарон занялся мирскими делами, то отвел людей от Бога (?? – сугубое удивление о. Иакова). Видишь сам, что не подобает священнику творить царские дела

После удивления о. Иаков переходит и к обвинениям. Вот что он пишет: «Любому человеку, знакомому с Библией, ясно, что в трактовке библейской истории царем все поставлено с ног на голову… Принципиальная ошибочность этой теории Иоанна IV слишком очевидна, чтобы ее обсуждать. Фактически царь указывает каждому своему подданному: «Вспомни, когда Бог избавил евреев от рабства, разве Он поставил над ними священника или многих управителей? … Моисей – по версии Иоанна Васильевича - «единый царь». Одно затруднение – Моисей никогда не был царем, потому что не имел помазанияОчень любопытно также утверждение Иоанна IV, что Аарон отвел людей от Бога именно потому, что «занялся мирскими делами». И опять неувязка … Однако проверим сказанное грозным царем. Из Библии мы узнаем, что Аарон совсем не занялся «мирскими делами», он согрешил в «религиозных делах» - отлил золотого тельца для поклонения, как богу, уступив требованиям развращенных евреев (см. Исх. 32, 31)».

Что ж, проверим сказанное Государем Иоанном Васильевичем, и сказанное иеродиаконом Иаковом - проверим Библией и святыми отцами.

Но прежде стоит обратить внимание читателя на одну маленькую, но важную подмену, которую совершает отец иеродиакон в своих рассуждениях (что, впрочем, часто встречается у осуждающих Царя).

Отец иеродиакон пишет, будто Государь утверждает, что «Аарон отвел людей от Бога именно потому, что занялся «мирскими делами». На самом же деле, у Царя сказано следующее: «когда же Аарон занялся мирскими делами, то отвел людей от Бога». Подменяя одно слово другим, вместо «когда» ставя «потому», о. Иаков меняет и всю мысль Иоанна Васильевича, который говорит, что Аарон отвел людей от Бога именно в то время, когда отсутствовал в стане Моисей, и когда сам Аарон замещал брата в качестве правителя народа. Да, грех носил религиозный характер (как, впрочем, и любой другой грех), но был совершен при попустительстве Аарона в тот момент, когда он был не только священником, но и мирским вождем.

О том, что Аарон был оставлен Моисеем на время его отсутствия именно в качестве мирского правителя, свидетельствует следующий стих Ветхого Завета: «А старейшинам сказал: оставайтесь здесь, доколе мы не возвратимся к вам; вот Аарон и Ор с вами; кто будет иметь дело, пусть приходит к ним» (Исх. 24, 14). Священное Писание свидетельствует, что именно попустительство Аарона народным страстям, неумение управлять толпой, привело к греху отступления от Истинного Бога значительной части еврейского народа у горы Синай: «Моисей увидел, что это народ необузданный, ибо Аарон допустил его до необузданности…» (Исх. 32, 25).

Итак, любому человеку, знакомому с Библией, ясно, что прав Царь, а не иеродиакон: именно когда Аарон стал на время мирским правителем, тогда-то по его вине и отошли люди от Бога!

Теперь обратимся к другому утверждению о. Иакова относительно царственного достоинства св. Моисея: «Одно затруднение – Моисей никогда не был царем, потому что не имел помазания».

Сначала отметим непоследовательность о. Иакова: как мы помним, отсутствие помазания не помешало ему признать не только императорское достоинство, но даже и найти благочестие в униате Константине XII. И в то же время отец иеродиакон не хочет признать царского достоинства за святым пророком Моисеем, вождем еврейского народа.

В то же время Священное Писание свидетельствует, что царем, поставленным от Бога, может быть не только не имеющий помазания, но и даже языческий правитель.

Архиепископ Серафим (Соболев) в своей работе «Русская идеология» отмечает: «Некогда пророк Исаия сказал: «Так говорит Господь помазаннику Своему Киру (Ис., 45,1). Обращаясь к Киру, царю персидскому, и объявляя его имя, Господь называет его Своим помазанником тогда, когда он еще не родился. Называет Кира помазанником не потому, что над Киром будет совершенно помазание, которое совершалось над царями израильского народа, но в смысле предызбрания его для возвращения иудеев из плена вавилонского…»

Святой Филарет, митрополит Московский говорит об этом месте Священного Писания следующее: «Бог назначил Кира для исполнения судьбы Своей и восстановления избранного народа израильского; сею Божественною мыслию, так сказать, помазал дух Кира еще прежде, нежели произвел его на свет: и Кир, хотя не знает, кем и для чего помазан, движимый сокровенным помазанием, совершает дело Царствия Божия. Как могущественно помазание Божие! Как величествен помазанник Божий! Он есть живое орудие Божие, сила Божия исходит чрез него во вселенную и движет большую или меньшую часть рода человеческого к великой цели всеобщего совершения».

А святитель Серафим (Соболев) продолжая слова святого митрополита Филарета, говорит: «Если Кир, царь языческий, не получивший помазания с дарами Святаго Духа и даже не знавший истинного Бога, но как послушное орудие Божественной силы имел такое великое значение для жизни избранного народа и большей части мира, то какая же величайшая Божественная сила действовала чрез помазание Святаго Духа в наших царях, помазанниках Божиих, и какое благодетельное значение имели они для нового Израиля – избранного русского народа, и для всего мира».

Преподобный Иосиф Волоцкий о царе сказал, что он «естеством подобен во всем человеком, властью же подобен Богу».

Святитель Макарий, митрополит Московский, столь уважаемый, судя по всему, о. Иаковом, о высоте царского служения сказал: «Вас [царей – В.М.] бо Господь Бог в Себе место избра на земли».

Святитель Димитрий Ростовский писал: «Как человек по душе своей есть образ и подобие Божие, так и Христос Господень, помазанник Божий, по своему царскому сану есть образ и подобие Христа Господа. Христос Господь первентсвует на небесах в церкви торжествующей, Христос же Господень по благодати и милости Христа Небесного предводительствует на земле в церкви воинствующей».

Владыка Серафим (Соболев) пишет: «Да, русская либеральная интеллигенция не хотела видеть этой силы в наших царях, помазанниках Божиих». Пусть слова эти послужат укором для о. Иакова, который, ничтоже сумняшеся, отказывает помазаннику Божьему даже в праве скромно называть себя слугой Божиим! Иеродиакон Иаков пишет: «…Грозный не всегда был прав, не говоря уже о правомочности высокого звания «слуги Господа», которое Иоанн Васильевич усвояет себе…». Отца Иакова послушать, так он, пожалуй, один имеет право присваивать кому-либо это высокое звание. Слава Богу, у нас есть Священное Писание, в котором даже о простом начальнике, поставленном от царя, сказано: «начальник есть слуга Божий» (Рим. 13, 4), причем это сказано о начальнике, поставленном от царя языческого! А после приведенных выше слов святителя Филарета и владыки Серафима о высоком и священном значении царской самодержавной власти, совершенно ясно, что, назвав себя «слугой Господа», Царь Иоанн Васильевич, помазанник Божий, проявил скромность.

Наводит на грустные размышления это желание о. Иакова то лишить Грозного Царя звания Божьего слуги, то и вовсе отказать Моисею в царском достоинстве. Нельзя не отметить, что стремление принизить, умалить сакральное значение самодержавной царской власти существует как течение в части современного священства.

Однако, как видно из вышесказанного, отсутствие видимого помазания на Моисее не есть препятствие для возложения на него Господом царского достоинства вместе с помазанием, по слову святителя Филарета, сокровенным.

Святитель же Кирилл Александрийский прямо пишет: «Моисей и Аарон … были для древних прекрасным прообразом Христа, дабы ты … представлял себе Еммануила, Который, по премудрому устроению, в одном и том же лице есть и Законодатель, и Первосвященник… В Моисее мы должны видеть Христа как Законодателя, а в Аароне – как Первосвященника».

Таким образом, святой Кирилл Александрийский говорит о разделении власти Первосвященника и Царя между Аароном и Моисеем, которые совместно прообразуют собой Христа.

Так что опять прав Государь, а не иеродиакон. Царь говорит то, что говорит Священное Писание и святые отцы, а «с ног на голову» ставит учение о самодержавной власти как раз о. Иаков.

О ЧИСЛАХ, ФРЕСКАХ И ЖИДОВСТВУЮЩИХ

Значительную часть своей критической статьи отец Иаков посвятил арифметическим подсчетам того, сколько дворов было в Великом Новгороде, и какая часть населения этого города пострадала от действий Грозного Царя. Путем сложных вычислений он пришел к выводу, что было 4000 дворов при численности населения Новгорода в 20 тысяч человек.

То ли из-за того, что исходные данные оказались у отца иеродиакона неверные (в Новгороде Великом жило около 26 тысяч), то ли с математикой у него нелады, но воля ваша, а что-то невразумительное получилось. Да и зачем было голову ломать? Мне в связи с этими вычислениями вспоминается история из моей студенческой жизни.

Когда я учился в Питере, у нас преподавали историю два профессора, оба специалисты по эпохе декабристов, что, само по себе, заставляло их соперничать между собой. А если учесть, что один преподаватель был ученый муж, а второй - ученая женщина, то соперничество еще больше обострялось.

И вот однажды один из соперников путем долгих вычислений средней суточной температуры для 14 декабря за весь XIX век узнал температуру в день восстания декабристов и с гордостью сообщил ее нам. На что другой отреагировал немедленно: «Зачем же было считать – удивился он. – Я вот пошел в библиотеку, взял подшивку газет за декабрь 1825 года и прочитал в ней, какая в тот день была температура».

К чему я об этом вспомнил? А к тому, что не надо было заниматься вычислениями – в моей книге уже сказано, что в Новгороде в то время имелось примерно 6 тысяч дворов (с.54). А если не доверяете моей книге, заглянули бы в писцовые – вы же любите первоисточники. Таким образом, погрешность вычислений о. Иакова, по сравнению с истинным значением составила, ни много, ни мало, а 30%. И это единственный результат его вычислений.

Ну, если, конечно, не считать по-карамзински сентиментальных описаний того, как «через каждые два-три дома выла вдова и плакали дети». «Заметим, что все это происходило не в мусульманской Казани, а в православном Великом Новгороде (видно, о. Иакову кажется, что плач мусульманских вдов для православных звучит как музыка – В.М.) – в том самом Новгороде, откуда был взят на первопрестольное служение митрополит Макарий! В том самом Новгороде, где эти казненные люди были духовно воспитаны и вскормлены истинным пастырем Христовой Церкви – Макарием!» - патетически восклицает о. Иаков.

Словно и не было в Новгороде ереси жидовствующих, словно не боролся Новгород 200 лет с московским самодержавием, будто не восхищался «новгородским путем» - торгашеской республикой - и не советовал его всем россиянам в качестве политического образца претендент в американские президенты А. Гор!

А может быть те, кого святитель Геннадий Новгородский за 100 лет до Грозного Царя провез по новгородским улицам одетыми в мочало и берестяные колпаки (по образцу, между прочим, колпаков, одеваемых на осужденных инквизицией), каковые колпаки затем сжег прямо на голове у еретиков-жидовствующих, тоже были «духовно воспитаны и вскормлены истинным пастырем»? А те жидовствующие, которых привезли из Новгорода и сожгли на Москве-реке по настоянию преподобного Иосифа Волоцкого при Иване III Васильевиче Грозном – деде Ивана IV Васильевича Грозного (думаете, случайное совпадение в именовании и прозвище деда и внука?), тоже были «добрыми христианами»? Они ли милы отцу иеродиакону?

Ко всем несуразностям отец Иаков добавляет еще и слабое знание фактов, о которых идет речь в его статье. Так, он неоднократно упоминает о фреске «царя с нимбом в Архангельском соборе»: «…фреска Архангельского собора Кремля, где Иоанн Васильевич изображен с нимбом…», «… свидетельством «народного почитания» Манягин считает фреску в Архангельском соборе…».

В диаконнике Архангельского собора действительно находится погребальное место Царя Иоанна IV Васильевича и двух его сыновей (Иоанна и Феодора). Есть здесь и несколько фресок XVI века: «Прощание князя с семьей», «Аллегория Внезапной смерти», «Отпевание» и «Погребение». Все эти фрески составляют единый цикл. Однако фрески «где Иоанн Васильевич изображен с нимбом», в Архангельском соборе нет. Она находится в Грановитой палате Московского Кремля, о чем отец диакон, как видно и не догадывается, так как повторяет свою ошибку неоднократно. Это тем более странно, что в статье имеется изображение фрески, о которой идет речь. Под иллюстрацией четко написано: «Царь Иоанн Грозный. Грановитая палата Московского Кремля». И куда отец иеродиакон смотрел?

«ЕСЛИ В КРАНЕ НЕТ ВОДЫ…»

Но, наверное, самое поразительное историческое «открытие» сделал о. Иаков, рассуждая о национальной принадлежности Царя Иоанна Васильевича. Это мы, жалкие недотепы, все твердим «Рюриковичи, Рюриковичи». А вот о. Иаков зорким оком тут же прозрел суть дела: Иван Грозный – лицо семитской национальности! Вот что пишет наш зоркий антисемит по этому поводу: «Еще одно «ненаучное» (что верно, то верно – В.М.) замечание: как-то не очень хочется, чтобы в сонме русских святых появился образ с типично семитскими чертами ликаа об этом косвенно свидетельствует фреска Архангельского (ну вот опять – Архангельский! – В.М.) собора Кремля, где Иоанн Васильевич изображен с нимбом. Особенно же ярко семитские черты Иоанна IV передает известный прижизненный портрет царя (хранится в Копенгагене)».

Ну не хочет о. Иаков видеть семитские черты на иконе – и точка! Или он забыл, что во Христе нет ни эллина, ни иудея? Царь Давид, Пресвятая Богородица, Сам Господь Иисус Христос по плоти – кто? Их черты отец иеродиакон, быть может, тоже не хочет видеть на иконах?

Все же, несмотря на всю абсурдность «выводов» иеродиакона о национальной принадлежности Грозного Царя, следует привести для несведущего читателя данные антропологической экспертизы останков Царя Иоанна Васильевича, сделанные профессором Герасимовым и приведенные в докладе диакона Евгения Семенова на конференции «Исторические мифы и реальность» 4 октября 2002 г.

«Достаточно хорошая сохранность костей черепа позволила известному ученому-антропологу М.М.Герасимову воссоздать образ Царя Иоанна Васильевича Грозного. Судя по скелету, благоверный Государь был высокого роста, около 178 –179 см, хорошо развит, широкоплеч и обладал значительной физической силой. Лицо его было волевое, слегка удлиненное, нос «протяговен» с небольшой горбинкой, сравнительно небольшой рот, высокий лоб, большие глаза и слегка выступающая вперед нижняя челюсть. Полотна Репина, Шварца, скульптура Антокольского и прочих «художников-реалистов» совершенно не соответствуют его истинному облику.

Черты динарского типа, характерного для южных и западных славян Государь унаследовал от бабушки-сербки Анны. Кроме того, среди предков его Матери Елены Глинской по мужской линии были белорусы. Но более всего Царь Иоанн Васильевич походил на свою другую бабушку Царицу Софью Палеолог, череп которой также в свое время обследовался специалистами судебной медицины и антропологами и по множественным признакам был однозначно идентифицирован как череп, имеющий близкую родственную связь с черепом Царя Иоанна Васильевича».

Таким образом, хуля внешность Грозного Царя, о. Иаков косвенно хулит все народы, давшие предков Царя: белорусов, сербов, греков, варягов; и, прежде всего, Великую княгиню Софию Палеолог – ведь Царь очень похож на нее, значит, следуя логике о. Иакова, и у нее семитские черты?

Да, лихой патриот отец Иаков! Всем патриотам патриот. Это ж надо – в царском роду «семитские черты» обнаружить! До такого еще ни один «ревнитель» не дошел. А может быть, все проще и повторяется известная базарная история: схваченный за руку вор начинает блажить во весь голос «держи вора!» и бежит впереди толпы? Так и отец иеродиакон, тыкая пальцем в икону Царя – «ату семита!» – отводит от себя людские взоры. «Патриотизм» о. Иакова живо напомнил мне стишок Алексея Константиновича Толстого:

«…Тише, тише, господа!
Патриот из патриотов,
Господин Искариотов,
Приближается сюда!»

ВМЕСТО ЗАКЛЮЧЕНИЯ

Разбирать критические замечания отца Иакова можно до бесконечности – столько в них больших и малых несуразностей, ошибок, подтасовок. Можно даже написать еще один очерк на эту «критику». Однако надо пощадить читателя и вовремя остановиться.

Стоит только, наверное, в заключение подвести некоторые итоги ознакомления с плодами трудов иеродиакона Иакова (Тисленко). А итоги печальны. Подобно прочим недоброжелателям Царя Иоанна Васильевича, он хулит и самого Государя, и его державных предков, лишает царского достоинства св. Моисея, унижает такого патриота, как И.С. Пересветов, путает или не знает факты, выдает за научные данные свои собственные представления о событиях и исторических деятелях, «богословствует» противно богословию святых отцов и т.д, и т.п.

Что же касается тех, кого о. иеродиакон пытается представить как положительных («благочестивых и кротких») исторических деятелей или «невинных» жертв Царя, то это сплошь и рядом то император-униат, то жидовствующие еретики, то слуги, возомнившие себя выше царя и желающие ограничить самодержавие.

Более того, все это делается под дымовой завесой ультра-патриотизма, сдобренного намеками на антисемитизм и исламофобию, что, по замыслу стоящих за публикацией лиц, должно было бы снизить уровень критического восприятия статьи со стороны широких православно-патриотических кругов. Словом, задумка хоть куда, да жаль, автор оказался не мастером, а подмастерьем. Поищите получше, господа заказчики.






Внимание! Читая пророчества на этом сайте помните что достоверность трудно проверить и все может во времени изменяться
"О дне же том, или часе, никто не знает, ни Ангелы небесные, ни Сын, но только Отец (Мк. 13, 32)"