Kiev1.org Карта сайта Файлы Фотографии Киева
  
Реклама:






Разделы
 
 Sysadmin
 Антиглобалисты
 Ереси и секты
 Катастрофы
 Компьютерные новости
 Непроверенное
 О проекте
 О фотогалерее
 Политика и власть
 Православие
 Предприятия Украины
 Протесты Людей против нового мирового концлагеря
 Разное
 Россия
 Старец Паисий 1924-1994
 Стояние за Истину
 Суды в Украине
 Тайна беззакония
 экуменизм


Внимание! Читая пророчества на этом сайте помните что достоверность трудно проверить и все может во времени изменяться - самое главное думать своей головой и не верить легкомысленно всему что говорят, особенно советское телевидение
"О дне же том, или часе, никто не знает, ни Ангелы небесные, ни Сын, но только Отец (Мк. 13, 32)"

Бандитская путинская власть продолжает через суды преследовать майора Валерия Блохина и Алексея Коноваленко, вставших на пути азербайджанских наркоторговцев крышеватели которых подполковник Галимов и прокурор Яцентюк - на свободе.




в четвертый раз возобновлено расследование дело милиционеров Долгопрудного - майора Валерия Блохина и Алексей Коноваленко, задержавших главарей наркомафии, 3 предидущих раза Валерий Блохин и Алексей Коноваленко, длительное время находившиеся за решеткой по сфабрикованному обвинению были оправданы.

подполковник Галимов и прокурор Яцентюк - продолжают спокойно сидеть в своих кабинетах.

ДВЕНАДЦАТЬ-НОЛЬ!
С таким счетом проголосовали в прошлый раз присяжные за оправдание офицеров милиции


В редакцию пришло радостное известие. "Закончился суд, тянущийся около трех лет, над двумя мужественными милиционерами из подмосковного Долгопрудного Валерием Блохиным и Алексеем Коноваленко, - пишет нам Алексей Залесский. - Они осмелились вступить в борьбу с местной наркомафией и прикрывающими ее работниками Долгопрудненской милиции и прокуратуры. История началась с того, что однажды Блохин и Коваленко задержали двух азербайджанцев, у которых изъяли героин. Подполковник Галимов пригрозил своим подчиненным, что если они будут трогать его земляков, то у них возникнут "большие неприятности". Офицеры не испугались угроз. И вскоре прокурор Яцентюк выдвинул против них обвинение в нанесении побоев задержанным наркоторговцам. И хотя ни один из пунктов обвинения не был подтвержден свидетелями и медэкспертизой, дело передали в городской, а затем и областной суд. За время разбирательства Блохин отсидел в следственном изоляторе больше года.

За то время в Долгопрудном произошла трагедия. Была убита судья Урлина. Затем кто-то стрелял по окнам квартиры прокурора Яцентюка. Эти преступления приписали тоже Блохину. Обвинения были тяжелые, но присяжные полностью оправдали офицеров.

- Выйдя из зала суда, - сообщает далее автор письма в редакцию, - Валерий Блохин сказал: "Я шлю низкий поклон прокурору Яцентюку за то, что он посадил меня в тюрьму. Тем самым он сплотил массу людей, выступивших в мою защиту. Я получил много писем поддержки из разных мест России и даже из Франции от живущих там соотечественников. Некоторые письма были настолько трогательные, что вызывали слезу у моих сокамерников - воров-рецидивистов".

Редакция " Завтра" решила не ограничиваться присланным сообщением. Наш корреспондент побеседовал с Валерием Блохиным и его супругой Светланой за столиком одного из московских кафе.

Корреспондент. Наша газета не раз писала о вас, Валерий, публиковала интервью. Многие другие издания тоже поддерживали вас. Были ли другие подходы к освещению вашего процесса?

Валерий Блохин. В "Московском комсомольце" меня представили как человека, обстрелявшего квартиру прокурора Долгопрудного господина Яцентюка и убийцу судьи Урлиной. Естественно, я потребовал от редактора Гусева опровержения. Вдобавок написал на него заявление в Пресненскую прокуратуру о привлечении к уголовной ответственности по клевете. В результате в той же газете появилась еще одна публикация, в которой вранье в мой адрес удвоено. Я к этому отношусь спокойно.

Корр. Интересно бы поговорить с вами, просто как с человеком, отцом семейства, профессионалом. Как вы поживаете после суда? Как видите свое будущее?

В.Б. Моя семья рада, что я вышел на свободу. С помощью адвоката профсоюза работников МВД Валерия Глушенкова я подал иск о восстановлении на службе. Меня уволили незаконно. Зная наши суды, можно сказать, что разбирательство может продлиться несколько лет. Для меня это дело принципа. Чтобы окончательно восстановить свое честное имя, мне нужно обязательно вернуться на службу. Тем более, что в последнем слове на суде я пообещал присяжным продолжить свою деятельность по выявлению наркоторговцев.

Корр. Насколько я знаю, восстановление в органах МВД для вас не только дело принципа, но и жизненная необходимость. Вам просто нравится своя работа. Это, можно сказать, ваше призвание. Вас уволили. Но надо было каким-то образом кормить семью.

В.Б. Тот же профсоюз работников милиции помогал мне. Как говорится, подкидывали кое-какую работу по юридической части. Получал зарплату. Есть другие способы подработать.

Корр. А когда вы последний раз заходили в свой родной городской отдел милиции?

В.Б. Вчера.

Корр. Наверняка вы там встретили людей, коллег, начальников, которые вот уже три года, если можно так сказать, борются с вами?

В.Б. Те, кто со мной "боролся", уже не работают в органах. Даже Галимов на днях написал рапорт на увольнение. По-человечески мне его немного даже жаль. Кто же его, бедного, возьмет теперь на работу? Ведь он у нас теперь, можно сказать, едва ли что не наркобарон.

Корр. Это образное выражение?

В.Б. Такой образ вокруг него сложился в глазах местного долгопрудненского населения. Говоря о нем в таком качестве, я готов в любом суде привести соответствующие доказательства. На моих глазах он вступался за людей, которые торговали героином. У меня имеются свидетели. Я об этом говорил публично уже неоднократно. И он ни разу не опроверг моих слов.

Корр. Три года вы боролись за свою честь, все силы отдавали этому, как до того боролись с преступностью, в том числе с наркоторговлей. В первом случае вы оказались победителем. А как обстоят теперь дела с наркоторговлей в Долгопрудном? Видны ли результаты вашей профессиональной деятельности?

В.Б. К сожалению, сейчас я не имею возможности отслеживать милицейскую статистику. Но по моим наблюдениям, употребление наркотиков в городе заметно снизилось.

Корр. Своеобразным рассадником наркоторговли была, помнится, оптовая база в поселке Хлебниково, где работают в основном азербайджанцы. Несколько лет назад там убили директора Родькина.

В.Б. Это тоже связано с наркоторговлей. Родькин сопротивлялся. Пытался удержать контроль над базой в своих руках. Это лакомый кусок для бизнеса и наркоторговцев. В конце концов его зверски убили. Одна из версий такова, что к этому причастна азербайджанская диаспора. Потому что сразу после его смерти стали стремительно скупаться акции этой базы. Фактическим хозяином оказался один азербайджанец, живущий на Кипре. Хотя номинально в кресле управляющего сидит русская женщина. Убийцы до сих пор не найдены. Диаспора своих не выдает.

Корр. Уж коли мы заговорили про такие тяжелые вещи, то мне бы хотелось, чтобы вы высказались и по поводу убийства в Долгопрудном судьи Урлиной.

В.Б. Версий несколько. Надо сказать, что как судья Урлина была очень жесткой, выносила самые суровые приговоры. Иногда чересчур, когда человек не заслуживал такого наказания. И я склонен думать, что кто-то ей отомстил за это. Другая версия заключается в том, что она в последнее время вела дело о группе наркоторговцев, русских и азербайджанских. Якобы ей предлагали взятку, но она отказалась. Но это все слухи. И это убийство тоже не раскрыто. Следствие приостановлено "за нерозыском лиц".

Корр. Если ваш иск по восстановлению на службе будет удовлетворен, то вы опять станете заниматься своим делом? И дальше будете жить в Долгопрудном?

В.Б. Конечно. Это моя работа, это мой город. Почему я должен куда-то уезжать?

Корр. А какова ваша семья?

В.Б. Уже взрослая дочь и сыну двенадцать лет.

Корр. Совсем мальчишка. Вы вводите его в курс своих дел? Он знает, что произошло с отцом? Или у вас имеется для него какой-то щадящий вариант всего происшедшего.

В.Б. Сначала ему говорили, что папа в командировке. Но ведь дети - не дураки. Они проницательны и догадливы. В результате вся правда жизни ему открылась. Он относится к этому нормально.

Корр. А как к перипетиям вашей судьбы отнеслась супруга?

В.Б. Вы у нее сами спросите.

Корр. Светлана, когда вы выходили замуж за Валерия, то, наверное, знали, что работа его связана с нешуточной опасностью.

С.Б. Первый раз я услышала данную ему оценку от своей мамы. Она с ним каким-то образом сталкивалась по службе, по работе. И говорила, что это очень честный человек. Ей даже немного досаждало, что к нему никак нельзя подойти, кроме как законным путем.

Корр. Вообще, в принципе жить честно, по закону - это ведь еще значит жить и наиболее оптимально, безопасно, выгодно в конце концов?

В.Б. Естественно. А кроме того, каждый человек в своей жизни хочет чего-то добиться. Вот я живу в своем любимом городе Долгопрудном. И не хочу, чтобы в старости меня упрекали, мол, я ничего не сделал, чтобы этот прекрасный город остался таким же и еще расцвел. Моя личная цель заключается именно в этом. Мне хочется не выкрикивать политические лозунги, а реально бороться с теми, кто разрушает мирную атмосферу в городе, травит людей наркотиками. Ловить не бедных наркоманов, которые ради укола тащат из дому последние деньги, а распространителей.

Корр. Почему человек привязывается к какому-то месту жительства? Вам Долгопрудный чем дорог?

В.Б. По своей сути, я не кочевой человек. Врос корнями в этот город. Хочется наращивать качество жизни, а не перемещаться в пространстве. Мне очень важно уважение людей. В последнее время я чувствую, что люди стали относиться ко мне еще теплее. Как ни странно, негативные статейки обо мне в "Московском комсомольце" вызывают обратный эффект. А может, это и закономерно. Люди фильтруют публикации, вычисляют суть.

С.Б. Пишут о Валере нелепицы. Досаждают мелочностью. Бьют в самые чувствительные места души. Всего тяжелее Валера переживал, когда его судьба отразилась на сыне. К Новому году нашего мальчика вычеркнули из списков детей, кому положены подарки.

В.Б. В горотделе вычеркнули мальчика из списка как недостойного.

Корр. Это все равно что ребенка в заложники взять.

В.Б. Это было бы смешно, если бы не было так грустно.

С.Б. А с другой стороны, из народа в адрес Валеры идут очень теплые импульсы. Вот например недавно подходит мать одного человека и благодарит Валеру за то, что он нашел, не оставил безнаказанным убийцу ее сына. Желает добра, здороьвья всей нашей семье. И плюет в сторону прокуратуры, потому что ее работники выпустил убийцу на свободу. Переквалифицировали убийство в превышение самообороны. Очень много людей подходят ко мне и говорят добрые слова в его поддержку. Я всегда отвечаю им при этом, что лучше эти слова адресовать матери Валеры. Она - учитель с большой буквы. Очень скромный человек.

Корр. Поговорим на тему прошедшего лета. Как вы провели время после освобождения из тюрьмы?

В.Б. Дома. Дачи у нас нет. Ехать куда-то нет настроения. Потому что 14 сентября по моему делу будет рассматриваться кассационное решение в Верховном суде и, скорее, всего дело направят на новое рассмотрение. Еще один круг борьбы придется пройти. Это связано с тем, что в последнее время суды присяжных оправдали и легендарного Иванькова, и известного спецназовца Ульмана. Генеральный прокурор, что называется, рвет и мечет. Все оправдательные приговоры заворачивает на новое рассмотрение. И даже главный правозащитник страны Лукин в беседе с Путиным (это я видел по телевизору в тюремной камере в Капотне) сетовал на то, что суды присяжных "слишком много" выносят оправдательных приговоров. И это говорит правозащитник! Людей выпускают на волю. Это же, по его мнению, неправильно! А как правильно? Чтобы всем управлял прокурор, и всех без разбору садили? Извините, ребята. Работать надо лучше. Если уж вы выдаете дела в суд, то обеспечьте всю доказательную базу. Если не можете - успокойтесь.

Корр. Ваши впечатления о суде присяжных.

В.Б. Когда говорят, что суды присяжных - это бестолковая структура, я с этим не согласен. Возьмем статистику по областному суду. Я с ней знаком. Присяжные всегда осуждают реальных убийц. Полгода я ездил в суды. Приходилось быть рядом с бандитами, киллерами. И я знал, что им давали конкретные сроки. Хотя и адвокаты у них были очень сильные. А что касается преимущества судей перед присяжными, то здесь тоже много вопросов. Ведь ни для кого не секрет, что судьи довольно легко поддаются давлению со стороны прокуратуры. Даже территориально государственные обвинители близки с судейскими. Они имеют кабинет в здании суда. Они среди судейских проводят многие часы в день. Контачат чисто по-человечески. Завязывают какие-то особые отношения, вместе отмечают день рождения, Новый год и так далее. И эти дружеские отношения, конечно же, переносят и на служебные. Я сам слышал, как судья Снегирева говорила перед заседанием государственному обвинителю Курской: "Какая ты сегодня пушистая!". И обе излучали теплые, пылкие чувства друг к другу. О какой беспристрастности судьи может быть при этом речь?

Против присяжных выставляют такие доводы, что они не имеют юридического образования, якобы принимают решения под воздействием эмоций. Но ведь им предоставляют все документы, они выслушивают всех свидетелей. То есть располагают фактами, доказательствами. И если эти доказательства не убедительны, то это, повторяю, недоработка прокуратуры. Эмоциональность тут совершенно не при чем.

Когда меня судили, то в прениях гособвинитель встала и сказала, что ничего говорить не будет. Просто Блохин виновен и все. А я в прениях выступал полтора часа.

Ведь меня в чем и как обвинили? В том, что я с неустановленным лицом в неустановленном месте из неустановленного оружия стрельнул по окнам квартиры прокурора. Представьте себе ситуацию. Вы сидите дома. Идет под вашим окном человек, который вам неприятен. И вы думаете: дай-ка я его посажу в тюрьму. Потому что я прокурор. Это закон?

Корр. Присяжных много. Сидят они кучно, плотно. Отдельно от подсудимого и вдалеке. Вы воспринимали их как массу? Или можно было разглядеть в каждом отдельного, ни на кого не похожего человека со своей судьбой, взглядами, пониманием жизни?

В.Б. Среди присяжных я видел и людей ординарных, и весьма интеллигентных. За полгода я прочувствовал их всех, хотя впрямую не общался. Видел их глаза, лица, гримасы, замечал реакции на те или иные повороты дела. Все они были очень разные. Но все двенадцать проголосовали единогласно оправдательно.

Корр. Как вы думаете, журналисты, которые подтасовывали факты, освещая ваш процесс, мелко жульничали, трактовали бездоказательно те или иные повороты дела, руководствовались какими-то идейными соображениями, недомыслием или просто отрабатывали заказ?

В.Б. Никто из таких репортеров ни разу лично со мной не встречался. Моей точкой зрения не происходящее не интересовался. Отсюда сами можете сделать вывод. Политика. Выборы не за горами. Надо рвать подметки, работать на свою "партию". Делать пиар. На моем примере они убивают сразу несколько зайцев. Первый - оборотень в погонах. Второй - коричневая чума. И все в одном деле Блохина. Лакомый кусок. Люди хотят заработать на свой хлеб с маслом. Шпарят и шпарят. Это их работа. Я на них не обижаюсь. Как не обижаются на собачек карликовой породы. Почему-то Елена Московкина из "МК" напоминает мне милейшего добермана-пинчера крохотных размеров. Такая же симпатичная и не страшная.


Беседу вел Александр ЛЫСКОВ



Гостевая книга

Добавить сообщение.

20/09/05 00:53:34 - Ариец:

Пока существуют такие офицеры, как Валерий Блохин и Алексей Коноваленко, всегда думается: "Русский характер еще жив, Россия еще жива и мы еще за нее повоюем"
16/09/05 17:03:35 - TXT: алерию Блохину и Алексею Коноваленко

Наши Вам поздравления!
Мы с Вами!
15/09/05 17:03:43 - Аскет: В. Блохину

Уважаемый Валерий! Желаю Вам закончить победой неравную битву со "всей королевской ратью" в лице "системы". Говнюк прокурор, который приложил руку к Вашим бедам и страданиям, так и помрет говнюком. Правильно не обращаете внимание на всяких шавок из московских комсомольцев! Но суды присяжных я лично не одобряю: уж больно средневековьем и "судом Линча" воняет.
15/09/05 14:03:10 - Другой Дмитрий:

Понятие "клан" должно получить определение (соотв. совр. усл.) и стать объектом права. Нарушение хотя бы одним из членов клана законодательства должно переводить данное сообщество в разряд ОПГ.

www.zavtra.ru/cgi/veil/data/zavtra/05/617/31.html

======================
9 августа в городе Долгопрудном Московской области была застрелена судья Наталья Урлина. Средства массовой информации, с подачи прокурора Е.Яцентюка, поспешили обвинить в этом двоих сотрудников уголовного розыска майора Валерия Блохина и ст. лейтенанта Алексея Коноваленко. Эту версию охотно поддержала и прокуратура Московской области. В августе майор Валерий Блохин был арестован и вот уже больше месяца он закрыт в СИЗО "Матросская тишина".
Однако в этом деле есть очень много вопросов. Вопросов, крайне неприятных для самой прокуратуры.
Вот уже три годы я показывал на телевидении репортажи о наркобизнесе и коррупции в Долгопрудном. Не секрет, что через Долгопрудный проходит крупный наркотрафик, связанный с аэропортом Шереметьево 2. Не секрет, что крупные партии героина доставляются на местную плодоовощную базу "Вегета" в поселке Хлебниково. Не секрет, что сбытом героина в Долгопрудном занимается азербайджанская группировка. И самое глваное! Давно уже не секрет, что ряд высоских сотрудников правоохранительных органов занимаются "крышеванием" местной этнической ОПГ. Я имею в виду "серого кардинала" Долгопрудненского ОВД, ВЕЧНОГО зама по кадрам подполковника милиции Сейфудина Гаджиевича Галимова. Именно данный подполковник запрещал сотрудникам уголовного розыска задерживать за героин своих "земляков". Однако двое сотрудников уголовного розыска Блохин и Коноваленко не послушалсиь и продолжали "накрывать" героиновые точки, задерживая, - не наркоманов!!!, - а именно наркоторговцев. Руководству мидлиции и прокуратуры это не понравилось. Чтобы раз и навсегда разделаться с "неудобными" оперативниками, потив них возбудили аж 4 уголовных дела, обвинив их в превышении полномочий.
Блохин и Коноваленко обратились к нам на телевидение за помощью. После наших репортажей в защиту редких, но все же честных "ментов" - к зданию суда стали приходить православные верующие и даже священнослужители. Пока наших милиционеров судили (а суд длится уже три года), все это время вокруг здания Долгопрудненского суда люди шли крестным ходом, за опальных милиционеров молились тысячи наших телезрителей. И у нас была реальная надежда выиграть этот суд, добиться оправдательного приговора. Тем более, что судья Наталья Урлина, которая вела это дело, в последнее время стала идти навстречу подсудимым... Повторяю, была реальная надежда обиться справедливости!
Но 9 августа неизвестный в маске из обреза застрелил судью Урлину. До этого, в июне из автомата были обстреляны окна квратиры коррумпированного прокруора Евгения Яцентюка.
И вот теперь, в этих преступлениях обвинили майора Валерия Блохина. Как и раньше, все три года, все его ходатайства никто из руководителей МВД и Прокуратуры Московской одласти даже и не читал, так и теперь ему дают понять, что ИДТИ ПРОТИВ КОРРУМПИРОВАННОЙ СИСТЕМЫ - БЕСПОЛЕЗНО. Кому-то очень выгодно списать все преступления на опального милиционера.
Вопрос, кому выгодно?
1. Местной наркомафии.
2.Коррумпированному руководству милиции и прокуратуры г. Долгопрудного, и лично - подполковнику Галимову и прокурору Яцентюку.
3. Прокуратуре Московской области (потому что, если майора Валерия Блохина признают невиновным - тогда под суд неминуемо пойдут некоторые сотрудники прокуратуры Долгопрудного, а может и выше...)
Кто бы ни совершил убийство судьи, - я могу утверждать, что косвенно в этом виновата прокуратура Московской области. Потому что три года подряд сотни людей писали в прокуратуру МО письма и жалобы, сообщали о правовом беспределе в Долгопрудном, выходили статьи и телерепортажи о коррупции в прокуратуре Долгопрудного, но в прокуратуре Московской области - на все это усиленно закрывали глаза. Только теперь, когда какие-то бандиты застрелили судью и обстреляли коррумпированного прокурора - только теперь в прокуратоуре Московской области узнали, что есть такой город "ДолгопрудныЙ".

Три года мы, многие журналисты и сотни верующих, защищали наших милиционеров Блохина и Коноваленко. Тысячи людей за них молятся и поныне. Майора Валерия Блохина крестил иеромонах Анатолий (Берестов). Но теперь ситуация стала почти безвыходной. Только Генеральная прокуратура может навести порядок. Требуется добросовестная проверка по всем фактам этого сфабрикованного дела. И конечно нужно продолжать молиться за Алексия и заключенного Валерия. Может быть, все-таки произойдет чудо - и непробиваемая стена коррупции в Долгопрудном рухнет. Может быть, с помощью Божией, когда уже тщетны человеческие усилия, справедливость все же восторжествует и оперативников уголовного розыска все же оправдают. Хочется надеяться, что мы еще увидим живым и на свободе Валерия Блохина.

Очень много лжи вокруг этого дела. И мало кто хочет "копать" доконца. Но все же, кто знает...
А пока что Валерий Блохин продолжает сидеть в тюрьме, Алексей Коноваленко "под подписку о невыезде" ходит на допросы, а коррумпированные чиновники (подполковник Галимов и прокурор Яцентюк) - продолжают спокойно сидеть в своих кабинетах.

www.kuraev.ru/forum/view.php?subj=33497
------------------

В ДОЛГОПРУДНОМ "НАКРЫЛИ БАНДУ МЕНТОВ"

Екатерина КОДИНЦЕВА, 27 января, 02:49

Когда-то, в советские времена, увольнение опытного сотрудника милиции рассматривалось наравне с ЧП. В наши дни к этому, похоже, перестают относиться как к проблеме. По крайней мере, в милиции Долгопрудного, где в течение последних трех лет отдел уголовного розыска покинули уже 14 сыщиков. Кадры, в лице заместителя начальника ОВД по кадрам подполковника милиции Сейфутдина Галимова, решают если не всё, то очень многое. Где заканчиваются пределы его компетенции, неизвестно. Ясно одно – развал "старой гвардии" отдела, в котором г-н Галимов принимает деятельное участие, продолжается. Завтра перед Долгопрудненским судом должны предстать оперуполномоченные майор милиции Валерий Блохин и старший лейтенант милиции Алексей Коноваленко – одни из последних уцелевших сотрудников "старой гвардии".

Сотрудникам долгопрудненской милиции работы хватало всегда. В начале 90-х сюда хлынули беженцы с Кавказа; в погоне за место под северным солнцем кавказцы составили достойную конкуренцию городской "братве". К концу 1999-го в Долгопрудном стала выходить из-под контроля наркоситуация. Сюда приезжали и крупные оптовики на дорогих иномарках, и законченные наркоманы всех мастей. Использованные шприцы, резиновые жгуты, иголки дополняли пейзаж тихих улиц... Со временем криминальный бизнес сосредоточился в одних руках – у выходцев с Кавказа. Бизнес процветал. Наркодилеры из числа беженцев быстро наладили систему безопасного сбыта товара и нашли выход на надежную "крышу". Рядовым милиционерам не раз давали понять, что есть просто бандиты, а есть – личные друзья начальства, и трогать их не моги. Как мне рассказали сотрудники ОВД Долгопрудного, "обиженные" милицией южане зачастую находили сочувствие у замначальника ОВД по кадрам подполковника милиции Галимова Сейфутдина и Намика Рашидова – майора милиции, начальника службы дознания. С особо ретивыми оперативниками разговор у Галимова был короткий: "Нечего честных людей трогать". Постепенно в городе образовался "заповедник" для правонарушителей с Кавказа – местный рынок, где работа оперов, мягко говоря, не приветствовалась.

В маленьком городе, где все на виду, грести против течения – себе дороже. Трое оперативников из "старой гвардии" – майор милиции Валерий Блохин, исполнявший на тот момент обязанности начальника уголовного розыска, лейтенант милиции Антон Гребенев и старший лейтенант милиции Алексей Коноваленко – не стали закрывать глаза на происходящее. И это им дорого стоило.

...В рыночные времена каждый выживает как может. И, в общем-то, нет ничего предосудительного, что родной брат начальника службы дознания Намика Рашидова – Натик, ранее судимый по ст.144 УК РСФСР, держит в Долгопрудном пару коммерческих палаток. Рядом с ОВД. Отрабатывая информацию, оперуполномоченные Блохин, Гребенев и Коноваленко задержали там с 50 г героина некоего Яшара Аскерова, как выяснилось впоследствии – земляка и хорошего знакомого Галимова. Привыкший к безнаказанности Аскеров даже не попытался "скинуть" товар. Он просто вышел из палатки, достал мобильник, набрал заветный номер и передал трубку операм. В трубке надрывался хорошо знакомый голос кадровика: "Приказываю отпустить!". Однако сыщики всё-таки доставили Аскерова в отдел. Возмущению задержанного не было предела – по его словам, он всегда хорошо "отстегивал" сотрудникам милиции, чтобы его не трогали. Пока Яшар отдыхал в "обезьяннике", Галимов вызвал Блохина и настойчиво попросил отпустить земляка. Строптивый опер пошел на принцип. Посадили Аскерова хорошо и надолго. После этого случая Галимов прилюдно назвал Валерия Блохина "предводителем непримиримых". И пообещал разобраться. Со всеми.

...В Долгопрудном произошло бытовое убийство. Беженец с Кавказа, убивший свою сожительницу, по оперативной информации, скрывался на плодоовощной базе "Вегетта". На поиски выехали оперуполномоченные Блохин, Коноваленко и водитель розыска.

Овощебаза "Вегетта" в Долгопрудненском районе представляет собой несколько гектаров земли за бетонным забором. Специальные технические сооружения, предназначенные для переработки и хранения овощей, забиты до отказа. Арендуют площади "Вегетты" в основном азербайджанцы, таджики и дагестанцы. Отсюда аппетитный товар отправляется на московские и подмосковные рынки. Однако наряду со вполне законными сделками здесь не гнушаются и криминалом: оптом и в розницу на "Вегетте" сбывается наркота. Поступает товар на овощебазу по давно и хорошо налаженной схеме. По оперативным данным, большая часть отравы приезжает к нам на грузовых фурах вместе с луком, курагой, апельсинами и другими дарами природы. Милиционеры неоднократно задерживали на базе с поличным приезжих из Таджикистана, Азербайджана, Грузии, занимающихся наркобизнесом. Возбуждались уголовные дела. В этот раз оперативники нанесли визит на скандально известную "Вегетту" по иной причине...

В лицо подозреваемого никто не знал. Поэтому началась массовая проверка документов. Не разобравшись, в чем дело, кавказцы бросились врассыпную. Невероятных усилий операм стоило поймать и успокоить одного из беглецов – отчаянно сопротивлявшегося дагестанца Алиева, хотя искали совсем не его. Но скоро оперативники поняли, что Алиев, как говорится, их клиент. Во время досмотра у задержанного при свидетелях изъяли десяток патронов – как позже установила экспертиза, от пистолета Макарова. В качестве вещдока Коноваленко вырезал карман куртки, где находились боеприпасы. За сопротивление сотрудникам милиции суд отправил задержанного на пять суток под арест. Алиеву светила ст.222 УК РФ, предусматривающая уголовную ответственность за хранение боеприпасов.

Но задержанного навестил пользующийся репутацией очень сердобольного человека Галимов. Сам Алиев весьма тепло пишет об этой встрече в протоколе допроса. Однако Галимов открещивается от своего участия в судьбе незадачливого беженца: "Я этого Алиева знать не знаю, видеть не видел. Наше дознание возбуждает в отношении него уголовное дело. Они (опера), по идее, подкинули ему патроны. Наши расследовали дело в дознании, прокурор подписал, направили дело в суд. Дело разваливается, Алиева выпускают из-под стражи. Человек просто сидел незаконно".

Дело в суде действительно развалилось. Тому было две причины. Во-первых, изъятые патроны, то есть вещдоки, до слушанья не дожили. Их отстреляли эксперты. Все десять штук. Очень, видимо, увлеклись процессом. Причем, согласно протоколу, всё израсходовали за двое суток до самой экспертизы. А вырезанный карман вообще пропал. Возможно, была еще и третья причина. А именно – профессиональная квалификация дознания. Дознавателем же по делу являлся Натик Рашидов.

Естественно, рассмотрев присланные материалы, судья отправил дело на доследование. Между тем Алиев уже отсидел месяц и кто-то должен был за это ответить. "Негодяями" назначили Блохина и Коноваленко. Подкинули, стервецы, патроны. Таскали их все время с собой, ждали удобного случая. И ведь не пожадничали – отвалили десяток "маслят". Позднее дознаватель Рашидов скажет, что с самого начала был уверен в невиновности Алиева. Возникает резонный вопрос: зачем же тогда он его "закрывал"? Так, на всякий случай?

Блохин и Коноваленко превратились в подозреваемых по уголовному делу, возбужденному прокуратурой Долгопрудного по факту фальсификации доказательств. Первый звоночек прозвенел. Он оказался не последним...

В июле 2002 г. в отношении Валерия Блохина было возбуждено еще одно уголовное дело по статье 286 ч.3 (а) УК РФ – превышение служебных полномочий. Как рассказывает Сейфутдин Галимов, оперативник жестоко избил при задержании некоего Михаила Лайко: "Около дискотеки "Полет" была драка, и он (Лайко) причинил кому-то там тяжкие телесные повреждения. И когда его задерживали, то избили, повредили ему почку. Прокуратура по факту нанесения телесных повреждений Лайко возбудила уголовное дело". При этом Галимов почему-то забывает упомянуть, что этот "кто-то", которому господин Лайко нанес тяжкие телесные, был совсем молодым пацаном, который получил первую группу инвалидности и находится на иждивении государства. Чудовищные последствия банальной, по мнению Галимова, драки странным образом остались безнаказанными. Уголовное дело по этому факту даже не возбуждалось. Не было возбуждено дело и по заявлению оперативника Вячеслава Пашкевича, которому "потерпевший" Лайко разбил мобильным телефоном голову, после чего оперу наложили два шва. Лайко простили. Может быть, по доброте душевной, а может быть потому, что Галимов и городской прокурор Евгений Яцентюк вняли слезам и мольбам матери Лайко, которую давно и хорошо знали. "Закрывать" сразу же решили главаря "непримиримых" – Блохина. Благодаря сомнительному заявлению "потерпевшего" майор милиции шесть месяцев провел на нарах. Старший следователь прокуратуры Татьяна Сидорова состряпала уголовное дело, к которому был присоединен эпизод по Алиеву. Надо заметить, весьма интересным образом – без каких-либо следственных действий с Блохиным. Все ходатайства подследственного также оставались без внимания. Пока "социально опасный" опер находился под бдительным присмотром и терпеливо дожидался суда, "пострадавший" Лайко совершил вооруженный налет на торговую палатку. Взяли преступника с поличным. Самый гуманный и справедливый суд осудил несознательного Мишу на три года. Условно.

В это же время в квартиру жены Блохина периодически звонили с угрозами господа с кавказским акцентом. Требования их были просты: пусть, мол, муж изменит показания. Отделается условным сроком, и все останутся довольны. Два раза резали обшивку входной двери. Испуганная женщина бросилась в прокуратуру, просить у Сидоровой свидания с мужем. Следователь прокуратуры встречу разрешила, добавив при этом, что Светлана теперь не увидит Валерия еще лет пять...

Вариант с условным сроком устраивал многих, поэтому Блохину дали шанс "замять" дело. Некий адвокат Анишкин пообещал договориться с прокурором всего за $3 тыс., о чем есть заявление Блохина. Впрочем, это лирическое отступление. Следствие продолжалось. Госпожа Сидорова предложила Алексею Коноваленко, к тому времени уже уволившемуся из ОВД, дать показания против Блохина. Оперативник отказался. Такая строптивость ему аукнулась: оформляя перевод в одно из столичных подразделений милиции, Алексей с удивлением обнаружил, что он находится под следствием. По его словам, тогда он впервые узнал о том, что наряду с Блохиным является подозреваемым по делу Алиева. Но и это еще не все. Против Коноваленко в Долгопрудном возбуждено еще одно уголовное дело – по статье 286 ч.3 (а). На него "повесили" превышение служебных полномочий в отношении уроженки Абхазии Анжелы Дарсания.

А дело было так. Почти два года назад в ходе спецоперации, проходившей по прямому указанию начальника ОВД, оперативники "зацепили" вторую точку коммерсанта Рашидова. Продавщица, беженка из Абхазии Анжела Дарсания, долго отказывалась впускать оперов. Мол, для нее в этом городе существуют только два милиционера – Галимов и Рашидов. Правда, потом сменила гнев на милость и открыла дверь. После выявления целого ряда нарушений правил торговли Дарсания предложили продолжить беседу в отделе. Как только торговку доставили в отдел, перед операми предстал Рашидов и сообщил, что им гарантированна незабываемая встреча с прокурором, если "честная труженица" не будет немедленно отпущена. Тем не менее, в ОВД составили на продавщицу административный протокол и, согласно принятой практике, провели медицинское освидетельствование. Ни синяков, ни побоев, ни жалоб на здоровье у задержанной Дарсания не было.

А дальше началось самое интересное. Несмотря на наличие официальной экспертизы медиков, госпожа Дарсания пишет жалобу о нанесении ей побоев оперативником Блохиным. Юрист 1-го класса Сергей Солянов выносит отказ. Однако через год по заявлению матери Дарсания дело все же возбуждают. В качестве злодея теперь выступает Алексей Коноваленко. Из материалов дела следует, что при задержании в коммерческой палатке (где в общей сложности находилось шесть человек) гражданки Дарсания грубый оперативник поднял ее и бросил через себя на пол. Повторить свой "подвиг" на следственном эксперименте Коноваленко так и не смог – он просто потерялся на фоне дородной уроженки Абхазии. Дарсания, которая сама понимала комичность ситуации и даже не сдерживала смеха, призналась, что солгала, и стала менять показания. Дело, мол, было так: Алексей жестоко избивал ее в своем кабинете "руками во внутреннюю часть бедер". Мать "потерпевшей" в это время бегала во дворе под окнами отдела уголовного розыска, всё видела и может подтвердить.

28 января Алексей Коноваленко предстанет перед судом. На скамье подсудимых с ним окажется и Валерий Блохин – главарь "непримиримых". Прокурор Яцентюк уже заявил им, что Долгопрудный "прогремит" с этим делом – "накроют банду ментов". Теперь всё зависит только от самоотверженной работы старшего следователя прокуратуры Татьяны Сидоровой. Впрочем, ей в этой ситуации можно только посочувствовать. Похоже, что дело шито белыми нитками, а на карту поставлены не только интересы подполковника и амбиции прокурора, но и ее карьера.

Для Блохина это будет уже второй суд. Первый состоялся в июле 2002 г. Тогда Блохина, обвиняемого в избиении уголовника Лайко, освободили из-под стражи сразу после заседания. Собранных материалов было явно недостаточно, чтобы отправить милиционера за решетку, и уголовное дело ушло на доследование. Оперативник вернулся к работе. А вскоре ему, не наученному горьким опытом, вновь пришлось наступить на те же грабли. Камнем преткновения вновь стали обитатели "Вегетты". По имевшейся оперативной информации, некий господин Асаратян (фамилия изменена) подрабатывал там сбытом краденых вещей. Задерживать Асаратяна оснований не было, ему просто предложили прокатиться в ОВД для душевной беседы. Кавказец сел в машину, а в пути устроил настоящее представление: затеял драку с операми, прокусил Блохину руку, выпрыгнул на ходу из машины, разбив себе голову, и помчался прямиком в прокуратуру. Жаловаться. Избили, мол, его жестоко, когда на овощебазе в машину сажали. Тот факт, что все происходило на глазах десятка свидетелей, которые никаких вольностей со стороны оперов не заметили, не смутил господина Асаратяна. Согласно сложившейся в прокуратуре традиции, заявление Блохина о нанесении ему телесных повреждений осталось без внимания. Зато жалоба Асаратяна стала поводом для возбуждения в отношении Блохина очередного уголовного дела – по все той же 286 статье УК РФ.

Разоблачая "негодяев", Сейфутдин Галимов признался мне, что оперативник Блохин в прошлом – отъявленный уголовник: "Когда Блохин жил еще в Душанбе, он там привлекался. В отношении него было возбуждено какое-то уголовное дело. За незаконное хранение оружия или что-то в этом роде. Все можно элементарно проверить. Это информация стопроцентная". Удивительно, как же это заместитель начальника ОВД по кадрам не удосужился проверить ответ из Душанбе, где черным по белому написано: "не состоял, не участвовал, не привлекался".

Любой сотрудник уголовного розыска знает, что "телеги" в прокуратуру от задержанных – это своего рода тактика самозащиты преступников. Что и как было на самом деле, конечно, разберутся, но крови операм попортят. Не "стучат" только на тех, кто не работает. Что касается Блохина, Коноваленко и их коллеги Гребенева – третьего из "непримиримых", то раскрываемость преступлений у них всегда была высокой. Отмечалось это не только руководством отдела, но и столичной прессой. Немудрено, что граждане "по ту сторону закона" всегда их недолюбливали. "Добропорядочные" господа бежали к подполковнику Галимову и писали, писали, писали.

"Вот заявление Вадюниной. Просит привлечь к уголовной ответственности Блохина, Коноваленко, Гребенева. Избили ее при свидетелях. Информация отрабатывалась, что она наркотиками торгует", – возмущенно сообщает Галимов, забывая добавить, что госпожа Вадюнина была осуждена за торговлю наркотиками на два года. А лицо себе разбила, когда в нетрезвом виде свалилась с лестницы под ноги очередного покупателя "дури" еще до приезда сотрудников милиции. Этот факт подтвержден документально.

"Поступило заявление Яшугина, – продолжает читать список "грехов" Блохина Сейфутдин Гаджиевич, – которого уже привлекали к уголовной ответственности. Также отрабатывали информацию по наркотикам. Возбудили уголовное дело. Он написал, что его избили. А через месяц Яшугин умер в Бутырке или где-то! Это просто не расследовали, почему он умер..." . Обвинение в убийстве, даже если оно только читается между строк, дело серьезное. Особенно когда есть заключения судмедэкспертов. Яшугин умер в Матросской Тишине от сердечного приступа. И расследование проводилось, очень серьезное. Но Галимова это не смущает: "Потом еще с Химкинской прокуратуры пришел материал, возбужденный в отношении рядового Чаплыгина, которого поймали в самоволке. Его избили. Опять-таки Блохин фигурирует". Подполковник скромно умалчивает, что в самовольной отлучке Чаплыгин занимался угонами машин. И действительно получил по шее. Только от сотрудников Химкинского отдела.

В конце беседы Галимов резюмирует: "Он (Блохин – авт.) должен сидеть за издевательства над людьми. А эта мразь сейчас ходит героем и ищет правду..." .

Чаще всего, когда против сотрудника милиции возбуждается уголовное дело, от него потихоньку начинают отворачиваться сначала бывшие коллеги по работе, потом бывшие друзья. Но в нашем случае это не так. В Долгопрудном на арест Валерия Блохина оперативники отдела уголовного розыска ответили коллективным письмом прокурору Московской области с просьбой проконтролировать действия прокурора города Яцентюка, поскольку посчитали арест товарища незаконным. Однако область жалобу "спустила" в город, предложив, таким образом, господину Яцентюку самому проконтролировать свои действия. Оперативники неоднократно обращались в различные надзорные инстанции – в УСБ ГУВД Московской области, в Управление Президента РФ по работе с обращениями граждан, и даже в МВД. Однако получали только формальные отписки. Как проходили проверки и проходили ли вообще – никому не известно. Приезжал, правда, как-то раз из ГУВД Московской области капитан милиции Горешко и имел приватную беседу с Алексеем Коноваленко. Разговор состоялся в стиле Аркадия Райкина. "Вы, Коноваленко, к отделу кадров претензии имеете? Нет? Я отвечаю за кадры", – сказал проверяющий – и уехал, оставив оперативника, так ничего и не успевшего сказать, в состоянии глубокого изумления.

Завтра состоится заседание Долгопрудненского суда, на котором Фемида должна расставить все точки над "i". На одной чаше весов правосудия – доброе имя и заслуги опытных сыщиков; на другой – жажда мести "обиженных" граждан, имеющих некоторые разногласия с законом. Которая из них перевесит – покажет время. Надо только сверить часы...

www.utro.ru/articles/2003/01/27/124110.shtml
forum.fizteh.ru/phystech/m_v8s1.html





 www.zaistinu.ru. Путин предложил пронумеровать всех россиян
 Начался процесс ликвидации общины церкви свт. Николы на Берсеневке
 Туркменбаши решил истребить всех стариков: Результат пенсионной реформы: морги Туркмении переполнены скончавшимися стариками
 Шульга А.В., Шульга А.В., депутат Государственной Думы РФ. Шульга А.В., депутат Государственной Думы РФ "Освенцим в мировом масштабе или зачем человеку личный код?"
 www.voskres.ru Иракская Война: Это не из-за нефти, глупости! Выступление Дэвида Дюка в Сети линий спутниковой радиосвязи Аль-Джазира в Катаре 29-11-2002
 Апокалипсис и развитие общества, или Профанное объяснение, зачем человечеству холокост www.kongord.ru
 6-й пункт планов комитета 300
 Обращение Белгородской и Старооскольской епархии Русской Православной Церкви к кандидату в Президенты-Российской Федерации В. В. Путину
 Сеанс ритуального словоблудия
  . Промышленное производство и экспорт героина в Афганистане и Сербии под эгидой США и "Северного Альянса" или "Буш, ложь и героин"
 Что такое Центробанк
 США и афганский наркотрафик
 Слово архипастырям: Два обращения Преосвященного Ипполита, епископа Тульчинского и Брацлавского (печатается с разрешения и по благословению владыки)
 К 500-ЛЕТИЮ РАЗГРОМА ЕРЕСИ ЖИДОВСТВУЮЩИХ
 ВЫСТУПЛЕНИЕ МИТРОПОЛИТА ОДЕССКОГО И ИЗМАИЛЬСКОГО АГАФАНГЕЛА НА АРХИЕРЕЙСКОМ СОБОРЕ РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ. Москва, 3-8 октября 2004 года.
 Киев, 21 октября 2004 г. ПРАВОСЛАВНЫЕ ВЕРУЮЩИЕ В КИЕВЕ ПРОТЕСТУЮТ ПРОТИВ ВСТУПЛЕНИЯ УКРАИНЫ В НАТО
 Роман КРАМЕР (Нью-Йорк) МЭДЕЛИН ОЛБРАЙТ - АВТОР ПРЕСТУПНОЙ ПОЛИТИКИ В ЮГОСЛАВИИ
 под прикрытием Кам’янець-Подiльської мiської ради сатанисты пришли в Каменец-Подольск
 Особенности нового украинского паспорта
  С сенсационным заявлением выступил сегодня на собрании депутатов Черкасского горсовета народный депутат Украины Григорий Омельченко...
 Кучма умоляет Путина вмешаться во внутренние дела Украины и заявляет, что без помощи Кремля наша страна «потеряет лицо»
  Путін розпочав холодну війну
 Оппозиция требует возбудить уголовное дело против Кучмы по факту измены Родине
 Кучма і Янукович готові підірвати газопровід, щоб не допустити Ющенка до влади
 NEWSWEEK: Путин споткнулся
  ОЛЕГ ПЛАТОНОВ: СТАРЕЦ ГРИГОРИЙ И ЦЕРКОВНЫЕ ЛИБЕРАЛЫ
 Всадник без головы
 Террор и власть
 Откровения Януковича: сам он не прочь присоединиться к «оранжевым крысам», Тигипко – незрелый, а инвалидов уже 5 миллионов
 ...организаторы акции смогли сказать совсем немного. В их адрес неслись и другие обвинительные фразы, и матерные слова. Венчало это все скандированием «Я-ну-ко-вич!».


Внимание! Читая пророчества на этом сайте помните что достоверность трудно проверить и все может во времени изменяться
"О дне же том, или часе, никто не знает, ни Ангелы небесные, ни Сын, но только Отец (Мк. 13, 32)"